В беседе с редактором раздела аппаратных средств «BYTE/Россия» Александром Николовым представители компании Teradata — менеджер по продажам в Восточной Европе Геральд Росак и региональный менеджер по России Виорел Бытка — обсуждают ключевые вопросы работы в сфере интеллектуального анализа данных и особенности решений, предлагаемых в этой области компанией Teradata.

«BYTE/Россия»: Г-н Росак, не могли бы вы для начала дать нашим читателям краткий обзор истории компании Teradata, а также в общих чертах рассказать о сегодняшнем положении дел.

Геральд Росак: Пожалуй, стоит начать с того, что компании Teradata как таковой 26 лет, а NCR, нашей родительской компании, уже больше сотни лет. Не будет преувеличением сказать, что мы одна из старейших ИТ-компаний в мире. История непосредственно Teradata началась с одного достаточно крупного проекта, реализованного для Citigroup, в рамках которого и были впервые сформулированы общие концепции, составляющие основу нашего подхода к построению корпоративных хранилищ данных и интеллектуальному анализу информации.

Полагаю, нет особой необходимости вдаваться подробно в историю всей компании NCR, однако на одном моменте определенно стоит заострить внимание. Одна из наиболее важных особенностей сегодняшней NCR состоит в том, что мы имеем четкое представление о приоритетах и концентрируем все свои усилия именно в рамках ключевых направлений бизнеса. Сегодня бизнес NCR состоит из двух основных направлений: создание финансовых систем самообслуживания, таких, как банкоматы, и разработка интеллектуальных систем обработки информации. И мы считаем, что оба этих направления имеют большое будущее. Основная наша цель состоит в том, чтобы сделать сервисы, предоставляемые различными ИТ-системами, более интеллектуальными — если хотите, более человечными, — и в то же время добиться, чтобы они стали дешевле для компаний, предлагающих обслуживание такого рода. Например, в современных аэропортах система заказа билетов позволяет пассажиру самому выбирать тип и уровень сервиса, вплоть до выбора конкретного места в самолете. Однако любой сервис необходимо внедрять с оглядкой на его стоимость, и расширение интеллектуальных возможностей систем обслуживания открывает перед ними большое будущее, позволяя гибко комбинировать тип, качество и стоимость услуг.

Теперь обратимся непосредственно к Teradata. Примерно 15 лет назад компания вышла на европейский рынок. Первый реализованный нами в Европе проект предназначался для немецкого оператора мобильной связи D2, ныне входящего в состав компании Vodafone. Затем последовал проект с крупнейшей немецкой ритейловой сетью Metro — кстати, российское подразделение Metro использует в своей ежедневной работе плоды именно этого проекта.

Согласно нашим оценкам, сегодня в среднем семь из десяти крупнейших компаний в таких отраслях, как авиация, логистика, телекоммуникации, ритейловые продажи и финансы, — это наши клиенты.

Photo

Геральд Росак

Родился в Вене в 1970 г. Имеет ученую степень дипломированного инженера по технической математике Венского технологического университета (Австрия).

В 1994 г. г-н Росак начал работу в компании Teradata в качестве руководителя отдела продаж, ответственного за сектор телекоммуникационных решений на австрийском рынке. В 2000 г. входил в группу специалистов подразделения Teradata, разворачивавших активную работу на рынках стран Восточной Европы, при этом особое внимание уделялось таким областям, как телекоммуникации и финансы. Первым шагом в этом направлении был выход на рынок Венгрии. В результате этой работы в 2001 г. был заключен важный контракт с крупной венгерской телекоммуникационной компанией, в рамках которого Teradata поставила полностью интегрированное корпоративное хранилище данных.

Кроме того, в послужном списке г-на Росака — заключение важных контрактов в финансовой сфере, среди которых установка корпоративного хранилища данных в крупном банке в Польше с ориентацией на управление рисками, маркетинговые операции и продажи, а также предоставление другому банку в Польше и в России решений DWH, ориентированных на оптимизацию проведения маркетинговых кампаний.

С 2001 г. Геральд Росак отвечает за развитие направления хранилищ данных в странах Восточной Европы, в особенности в Венгрии, Польше и России. Сегодня он занимает должность руководителя отдела продаж по Восточной Европе подразделения Teradata компании NCR.

«BYTE/Россия»: Каковы основные направления деятельности компании Teradata?

Г. Р.: Сегодня мы наблюдаем тенденцию к стремительному увеличению объема хранимой и обрабатываемой компаниями информации. Необходимо принимать все больше управленческих решений, и сложность этих решений также постоянно возрастает. Учитывая этот момент, а также установку NCR на работу в четко очерченных приоритетных направлениях, мы сконцентрировали внимание на разработке и производстве интеллектуальных систем хранения и анализа данных. Сегодня Teradata представляет собой компанию полного цикла, предлагающую заказчикам законченный комплект решений и услуг для построения хранилищ данных — от собственного аппаратного обеспечения, специальным образом оптимизированного для высокопроизводительной работы с очень большими объемами данных, до услуг проектирования хранилища данных и его интеграции в инфраструктуру предприятия.

«BYTE/Россия»: Расскажите, пожалуйста, подробнее о ваших решениях — сфера их применения, основные особенности…

Г. Р.: Предлагаемые нами решения состоят из нескольких компонентов. Прежде всего это аппаратная платформа, которая представляет собой специально разработанную NCR вычислительную систему из серверов на базе процессоров Intel и систем хранения данных. Стоит отметить, что в основе этой вычислительной системы лежит архитектура массивно-параллельной обработки (МPР), позволяющая быстро и максимально эффективно наращивать мощность всей системы. Поверх нее располагается уровень ПО, включающий в себя реляционную базу данных Teradata, — это как раз то, что мы обычно называем системами Teradata.

Затем следуют логические модели данных, специфичные для каждой конкретной области применения и отрасли экономики. На первый взгляд данный уровень кажется не столь существенным для процесса внедрения хранилища данных, по крайней мере, по сравнению с предыдущими уровнями, однако именно здесь закладывается то, что позволяет нам создавать успешно работающие хранилища данных, — план, по которому они будут строиться. Это наша интеллектуальная собственность, которую мы включаем в комплект готового решения, поставляемого заказчику. Далее следует очень важный уровень прикладных систем, позволяющих заказчикам анализировать массив накопленных у них данных, находить неявные зависимости и строить на их базе прогнозы развития событий. Их основная задача состоит в увеличении производительности и эффективности работы с данными за счет использования опыта и знаний, полученных в результате реализованных ранее проектов.

Еще один крупный элемент, входящий в законченное решение для построения хранилища данных от Teradata, — консалтинг. У нас в штате имеется 4800 высококлассных специалистов, единственная задача которых состоит в решении вопроса о том, как заставить хранилище данных заказчика работать максимально эффективно. Я думаю, тут очень важно отметить, что речь идет именно о консалтинге в сфере построения корпоративного хранилища данных, но ни в коем случае не о бизнес-консалтинге. Наконец, последний, но также очень важный компонент нашего предложения — это операционная и эксплуатационная поддержка, и мы предлагаем этот сервис более чем в 100 странах: вы можете подписать один-единственный контракт и получать одинаковый уровень сервиса по всему миру.

Виорел Бытка: Если же говорить о стоимости наших решений, тут все сильно разнится от проекта к проекту и большей частью определяется требованиями, которые заказчики предъявляют к эффективности и производительности конечного решения. Для справки можно привести некоторую обобщенную цифру, впрочем, достаточно условную: типовое решение, включающее в себя аппаратную часть, ПО, услуги по внедрению, консалтинг и т. д., обойдется заказчику в сумму от 1 млн долл.

Срок окупаемости инвестиций в проект построения хранилища данных и аналитики на его основе зависит от отрасли. В среднем возврат инвестиций начинается спустя 6—12 месяцев с начала внедрения решения.

Необходимо отметить, что проекты построения корпоративного хранилища данных состоят из трех этапов: развертывание аппаратного обеспечения, установка и настройка прикладных систем, обучение персонала. В рамках первого этапа мы проводим анализ управленческой информации заказчика — бизнес-процессов и соответствующих данных. В его рамках мы выявляем источники данных, определяем, где эти данные находятся и как используются, выясняем, какие бизнес-задачи ставит перед собой заказчик. На основе этой информации в дальнейшем и строится хранилище данных. Затем идет внедрение приложений, позволяющих вести анализ накопленных данных. Большинство компаний забывает о том, что последний этап, обучение, — это важнейшая часть всего проекта, без которой вряд ли возможно гарантировать его успешность.

Photo

Виорел Бытка

Виорелу Бытке 37 лет, он окончил Московский инженерно-физический институт (отделение теоретической физики) и имеет ученую степень по теоретической физике.

Г-н Бытка начал свою карьеру в 1997 г. как руководитель сектора решений для рынка телекоммуникаций и систем связи компании Siemens AG; в этом качестве он отвечал за развитие бизнеса с российскими операторами мобильной связи. В 2000 г. был назначен руководителем отдела продаж направления телекоммуникационных решений представительства IBM в Восточной Европе/Азии. На этой должности его основной задачей было стратегическое и операционное развитие бизнеса в России, Украине и Белоруссии.

В 2004 г. Виорел Бытка создавал представительство Teradata в России, отвечая за направление продаж и консультационных услуг. В настоящее время г-н Бытка в качестве регионального менеджера по России отвечает за развитие направления хранилищ данных Teradata на региональном рынке. Он также занимается формированием группы сотрудников в регионе и за рубежом для вывода продукции Teradata на российский рынок.

«BYTE/Россия»: Вы упомянули о том, что в компании имеется отличная аналитическая команда, способная, что называется, довести до ума хранилище любой сложности. Существуют ли такие экспертные услуги в виде отдельного коммерческого предложения — скажем, если у заказчика уже имеется аппаратно-программная инфраструктура хранилища, которая полностью его устраивает, сможет ли он воспользоваться для ее оптимизации вашей экспертизой как независимым сервисом?

В. Б.: Если хранилище данных было создано нашей компанией, то такие сервисы, без сомнения, доступны нашим заказчикам. Если же речь идет о платформах других компаний, тут все гораздо сложнее. Теоретически мы можем предлагать услуги подобного рода.

Г. Р.: Обычно с вопросов подобного рода как раз и начинается наше сотрудничество с очень многими заказчиками. Крупные компании сегодня хранят и обрабатывают огромный объем накопленных данных, однако в силу ряда причин они далеко не всегда могут самостоятельно оценить, хорошо или плохо работает их хранилище данных. В то же время компания Teradata обладает достаточным опытом в области корпоративных хранилищ данных и может компетентно оценить эффективность работы хранилища на всех его уровнях — от аппаратных средств до прикладных систем.

Сервис такого рода мы действительно предлагаем вне зависимости от какой бы то ни было платформы. Однако тут следует провести четкое разграничение — мы не оказываем услуг по поддержанию хранилищ данных, построенных на базе платформ корпораций Oracle или IBM, и надо сказать, это скорее чисто политическое решение, нежели необходимость, обусловленная техническими проблемами. Впрочем, такая позиция имеет четкое логическое объяснение — дело в том, что все наши шаги по построению действительно эффективного хранилища данных так или иначе завязаны на технические решения и технологии, разработанные Teradata. Мы знаем, что если мы будем работать на других платформах, нам понадобится значительно больше времени для решения тех же самых задач — мы даже не беремся оценить, насколько больше. Более того, нет никаких гарантий, что в подобных условиях удастся реализовать весь востребованный заказчиком функционал в том же объеме и с тем же качеством, что на платформе Teradata.

«BYTE/Россия»: И напоследок немного о российском представительстве Teradata — краткая история, сегодняшний день и планы на будущее, основные цели, механизмы работы.

В. Б.: Московский офис мы открыли два с небольшим года назад — начали формировать команду, изучать рынок, контактировали со всеми основными игроками. Первый серьезный успех относится к апрелю 2005 г. — мы начали проект с банком «Русский стандарт». Первую фазу этого проекта мы успешно завершили к концу того же года, а уже в начале 2006 г. мы показали, что вложенные в него инвестиции окупились. В настоящее время мы продолжаем этот крупный проект и расширяем наше сотрудничество с «Русским стандартом». Одним из главных его достижений без преувеличения можно назвать формирование в московском офисе целой команды серьезных, хорошо обученных профессионалов. В 2007 г. мы планируем более чем в два раза увеличить численность наших сотрудников, поскольку считаем, что у российского рынка есть значительный потенциал. Сейчас на российском рынке мы наблюдаем более чем достаточное количество потенциальных заказчиков наших решений, так что главная задача, стоящая перед локальным офисом, заключается в формировании соответствующей инфраструктуры для эффективного и качественного удовлетворения всех потребностей наших клиентов, а не в привлечении большого их числа.

Заглядывая в ближайшее будущее, скажу, что мы хотели бы сосредоточиться на работе с компаниями из телекоммуникационной отрасли, и я думаю, это станет лидирующим направлением, на котором мы будем присутствовать больше всего. Кроме того, это финансовая сфера — страховые компании и банки, работающие с конечными потребителями. Помимо этого мы хотели бы попробовать наладить более тесные контакты с компаниями из нефтегазового сектора — у нас есть хорошие наработки в области анализа геологоразведочных данных для прогнозирования залегания полезных ископаемых, которые наверняка их заинтересуют. Наконец, последняя область — государственные организации и учреждения. Мы уделяем основное внимание именно этим отраслям, поскольку здесь у нас накоплен определенный и довольно значительный багаж знаний. Однако это отнюдь не означает, что мы не готовы работать с любой российской компанией, имеющей большие объемы накопленных данных и испытывающей потребности в их всестороннем сложном аналитическом исследовании, каков бы ни был профиль ее деятельности.

Г. Р.: Что касается механизмов работы, тут сохраняется тот же принцип полного цикла, которого Teradata придерживается во всем мире, — мы проводим внедрение от начала и до самого конца целиком и полностью собственными силами. В то же время мы четко осознаем, что нам нужны и локальные партнеры. Исходя из этих двух фактов можно резюмировать, что целенаправленного инвестирования в подготовку или «выращивание» специализированного российского партнера мы не планируем, но готовы сотрудничать с локальными компаниями в смежных областях, например, в том, что касается ETL-процессов и тому подобных задач, мы готовы переуступить им эту часть проекта, привлекая их в качестве субподрядчиков.