Давно прошли те времена, когда набор инструментария программиста ограничивался простейшим текстовым редактором, компилятором и компоновщиком (а для особо привередливых — еще и трассировщиком программ), а весь жизненный цикл создаваемого ПО, от постановки задачи до сопровождения, выполнялся по существу одной и той же группой специалистов. Да и бизнеса такого — создание инструментальных средств — практически не существовало. Сейчас все иначе.

Средства разработки уже давно занимают заметную долю софтверного рынка, так что можно говорить о существовании самостоятельной подотрасли. Вот несколько примеров. В бизнесе Microsoft поставки инструментария занимают 5—7%, а это ни много ни мало объем около 1,5 млрд долл. Компания Rational Software, занимающаяся исключительно созданием интегрированных систем управления жизненным циклом приложений, по итогам 2002 финансового года (до вхождения в IBM) имела оборот 689 млн долл. Стоимость профессионального инструментария колеблется от 600 (Microsoft Visual Studio .NET Professional) до 6000 долл. (IBM Rational Rapid Developer) за одну клиентскую лицензию. В мире насчитывается не менее 5—7 млн профессиональных разработчиков. А есть еще и непрофессиональные...

Но интерес к инструментальным средствам определяется, конечно же, не тем, сколько можно заработать непосредственно на продажах этих программных продуктов (хотя есть значительное число фирм, для которых это основной бизнес). Хотя разработчики ПО составляют относительно небольшую долю компьютерных пользователей, но их "весовой коэффициент" на порядок выше, чем у обычных "end-user". Ведь именно программисты создают приложения, которые обеспечивают популярность той или иной аппаратно-программной платформы. Поэтому неудивительно, что именно поставщики платформ задают тон в отрасли "инструментальных средств" — IBM, Sun, Microsoft. Причем в этой компании есть и еще один незаметный участник — Intel.

Да, эта корпорация получает практически весь свой доход от продажи производимого электронного "железа" (впрочем, и для Sun софт — второстепенная статья дохода). Но чтобы успешно продавать свою профильную продукцию, Intel должна заниматься ПО — разрабатывать собственные приложения и обеспечивать информационно-техническую и инструментальную поддержку независимых разработчиков. В это непросто поверить, но, по заявлениям руководителей Intel, в корпорации работает больше программистов, чем в Microsoft (последняя не опровергает такого рода высказываний).

Следующую прослойку поставщиков инструментария составляют крупные специализированные компании — Rational, Borland. Наверное, этот перечень можно продолжить (включив в него, например, Macromedia), но все же список их не очень велик. Легко увидеть, что в него могут войти только компании, сделавшие ставку на поддержку многоплатформности и полного цикла создания приложений. За ними следует довольно значительное число небольших фирм, занимающихся выпуском либо специализированных автономных инструментов, либо дополнений и компонентов для инструментария "старших братьев".

Любопытны и взаимоотношения внутри этой иерархической пирамиды разработчиков инструментария. На горизонтальных уровнях это в основном конкуренция. Правда, поставщики платформ вынуждены сотрудничать или хотя бы общаться при выработке общих протоколов и стандартов. По вертикали же складываются отношения, которые можно охарактеризовать так: «конкуренция + сотрудничество». Тут довольно показателен пример Borland: конкурируя в части инструментария со всеми поставщиками платформ, корпорация одновременно является их партнером. Microsoft лицензирует ей свою среду .NET Framework, чтобы спустя полтора года получить конкурирующий продукт в виде C#Builder...

Такие "дружественно-враждебные" отношения, наряду с быстрым расширением спектра направлений разработки (Java, .NET, Web, XML, XML Web Services и т. п.) и повышением спроса на интегрированные решения, дают основу для постоянных процессов слияния-поглощения. Например, в каталоге "Поставщики продуктов для Windows-разработчиков" американского журнала Visual Studio Magazine за последние три года список представленных компаний обновился на 80—90%. Да и как может быть иначе, если только Borland приобрела в прошлом году шесть фирм-разработчиков софта!

Впрочем, за нижний уровень пирамиды можно не беспокоиться: он будет продолжать пополняться за счет появления новых малых предприятий. А вот что ожидает компании промежуточного слоя — это вопрос весьма непростой. Пример поглощения Rational Software, ведущей свою историю с 1981 года и бывшей одним из основоположников модельных методов проектирования и разработки ПО, весьма показателен.

Кстати, наверное, именно этот факт послужил стимулом к активизации слухов о том, что кто-то (то ли Sun, то ли Microsoft) намерен прикупить Borland. Но такой поворот событий представляется маловероятным. И Sun и Microsoft слишком моноплатформные компании, вряд ли им нужны многоплатформные достижения Borland (IBM, в отличие от них, как раз характеризуется технологическим плюрализмом). Но при этом обе компании очень заинтересованы в наличии независимого посредника для наведения мостов между своими платформами.

К тому же на ИТ-рынке слухи обычно не сбываются. Все происходит неожиданно...

Андрей Колесов,
заместитель главного редактора «BYTE/Россия»