Об истории ОС OpenVMS, ее роли и месте в сегодняшних планах HP рассказывает директор по стратегии подразделения программных продуктов OpenVMS Крис Браун.

Год 2007-й ознаменовался для операционной системы OpenVMS этапным юбилеем — платформа отметила 30-летие непрерывной службы, что, согласитесь, далеко не типично для стремительной ИТ-индустрии. В далеком ныне 1977 г. компания Digital Equipment Corporation начала коммерческие поставки программно-аппаратного комплекса, состоявшего из мини-ЭВМ серии VAX и ОС VAX/VMS. Прошедшие десятилетия наполнили историю OpenVMS множеством бурных событий, порой знаковых для всей ИТ-индустрии в целом. Давно уже нет на рынке ее родоначальника корпорации DEC, поглощенной в 1998 г. компанией Compaq (в свою очередь, слившейся в 2002 г. с корпорацией HP). Аппаратная составляющая платформы OpenVMS пережила несколько революционных трансформаций: в начале 1990-х гг. это был переход от 32-разрядной архитектуры VAX к 64-разрядной RISC-архитектуре на базе процессора DEC Alpha, а спустя 10 лет — переход к EPIC-архитектуре на базе процессора Intel Itanium. Однако и по сей день OpenVMS имеет репутацию наиболее надежного и безопасного решения для работы в критически важных областях, а в реальных инсталляциях по всему миру используется немало систем AlphaServer на базе процессора Alpha и совсем уже древних VAX-машин.

Ответить на несколько вопросов об истории OpenVMS, ее роли и месте в сегодняшних планах компании HP любезно согласился директор по стратегии подразделения программных продуктов OpenVMS Крис Браун.

«BYTE/Россия»: Платформа OpenVMS ведет свою родословную со времен старых добрых мини-ЭВМ серии VAX. Для компьютерной отрасли с ее безумными скоростями развития и обновления 30 лет на рынке — уникальный пример практического долгожительства. Вместе с тем в начале 2000-х гг., после слияния HP и Compaq, дальнейшие перспективы OpenVMS были весьма туманными, поскольку в багаже НР оказалось сразу несколько идеологически близких платформ: HP-UX, OpenVMS и Tru64 Unix. Не могли бы вы пояснить основные мотивы, побудившие НР не только формально продлить жизнь платформы OpenVMS в рамках семейства серверов Alpha, но и заняться ее активным развитием и совершенствованием на платформе Integrity? Ведь в то же время не менее интересная с технической точки зрения платформа Tru64 Unix практически пущена под откос...

Крис Браун: На самом деле этот вопрос имеет сразу несколько аспектов, каждый из которых по-своему раскрывает проблему жизненного цикла той или иной платформы. Стоит уделить им всем некоторое внимание.

Прежде всего необходимо остановиться на том, почему в HP решили продолжать вкладывать средства в развитие OpenVMS. Первая и наиболее очевидная причина — наличие по всему миру достаточно большого количества заказчиков, активно использующих OpenVMS. Они полагаются на те возможности, которые предлагает эта платформа, на ее функциональность, и это помогает им вести свой бизнес качественно и эффективно. Вторая причина состоит в том, что OpenVMS имеет ряд уникальных функциональных особенностей, которых нет в других ОС и которые, соответственно, невозможно воспроизвести, используя иные программные решения.

Второй момент связан с историей Tru64 Unix. Дело в том, что ОС Tru64 Unix, как и HP-UX, — это Unix-подобная операционная среда, в чем как раз и кроется ключ к пониманию сути происходивших с ней событий. После слияния с Compaq в продуктовой линейке HP образовалась пара близких по функциональности и идентичных по архитектуре программных платформ — ветка Tru64 Unix и ветка HP-UX. Чтобы не вводить в заблуждение наших клиентов и не сбивать их с толку наличием двух параллельных Unix-платформ, было принято решение объединить ресурсы, задействованные в разработке обеих платформ, и соединить в одном продукте то лучшее, что имелось у обеих систем. Значительная часть инженеров, создававших Tru64 Unix, была переведена в команду разработчиков HP-UX. Вместе с тем в пользу HP-UX были перераспределены и материально-финансовые ресурсы компании.

«BYTE/Россия»: Вы упомянули, что у платформы OpenVMS есть достаточно обширное сообщество пользователей. Нельзя ли обозначить объем реальных инсталляций OpenVMS хотя бы по порядку величины — тысячи систем, десятки, сотни тысяч...

К. Б.: Данные, которыми мы располагаем, позволяют сделать вывод, что в целом по миру OpenVMS использует порядка 100 тыс. компаний-заказчиков, при этом совокупный объем эксплуатируемых ими систем находится на уровне 300 тыс. серверов.

«BYTE/Россия»: Каково место платформы OpenVMS в ряду программно-аппаратных решений НР, какую роль компания отводит ей в своих стратегических планах, и каков круг ее заказчиков?

К. Б.: Как известно, OpenVMS — одна из четырех системных платформ, предлагаемых HP в рамках решений на базе серверов Integrity (помимо нее это могут быть HP-UX, Microsoft Windows и Linux). В области аппаратных средств платформа Integrity абсолютно идентична для всех возможных вариантов системного окружения, поскольку все модели серверов семейства Integrity построены на базе процессоров Intel Itanium и системных микросхем HP (sx2000 или zx2, в зависимости от класса модели). Это позволяет сократить издержки заказчиков на базовые элементы ИТ-инфраструктуры. В области программных средств у заказчика, наоборот, должен быть достаточно широкий выбор, поскольку оптимальное соответствие между задачами и используемыми для их решения инструментами в значительной мере определяется текущими и перспективными потребностями бизнеса компании. Каждая из перечисленных выше платформ имеет свою собственную функциональность, что позволяет заказчику выбирать решение исходя из того, как растет и развивается его бизнес.

Такой подход накладывает на OpenVMS определенный отпечаток — как уже реализованные в платформе инструментальные средства и технологии, так и только планируемые к внедрению должны целиком и полностью соответствовать сфере ее применения. Исторически сложилось так, что OpenVMS — это платформа, которой заказчики доверяют самые ответственные, критичные к сбоям, отказам и неполадкам элементы своей инфраструктуры. В соответствии с этой спецификой идет и сегодняшнее ее развитие, в котором можно особо выделить три ключевых направления. Первое включает в себя традиционные для OpenVMS возможности и реализующие их технологии: кластеризацию, масштабируемость, высокую готовность и безопасность. Все они находятся в фокусе нашего внимания, и дальнейшему их развитию и совершенствованию придается особое значение. Второе направление концентрируется на более тесной интеграции платформы OpenVMS в экосистему программно-аппаратных решений HP. В этой области чрезвычайно важна работа по сопряжению OpenVMS с имеющимися в багаже HP решениями в сфере виртуализации и хранения данных. И наконец, третье направление предполагает более тесное взаимодействие с сообществом разработчиков свободного ПО. Цель его — перенести на почву OpenVMS наиболее важные и востребованные пользователями приложения, расширяя тем самым область применения нашей системы и обеспечивая заказчикам достаточно высокий уровень комфорта при работе с ней. В качестве примеров сотрудничества можно привести проекты портирования под OpenVMS таких инструментов, как Samba, JBOSS или MySQL.

Что касается заказчиков, ожидать от меня поименного их перечисления не стоит хотя бы потому, что большинство из них весьма настороженно относится к разглашению информации подобного рода, но пару из них я смогу назвать. В России имеется несколько весьма крупных пользователей OpenVMS, таких, как телекоммуникационная компания «Дельта Телеком» или Центральный Банк Российской Федерации.

«BYTE/Россия»: На самом деле нас интересуют не столько названия компаний, сколько распределение заказчиков по основным отраслям экономики. Например, известно, что платформа OpenVMS востребована в финансовом и банковском сегментах. В США, насколько я знаю, OpenVMS очень распространена в сфере медицины и часто используется в крупных медицинских клиниках и центрах.

К. Б.: Мы сфокусированы на следующих пяти отраслях: здравоохранение, промышленное производство, финансы, государственное управление, телекоммуникации. Кроме того, мы активно работаем с транспортными компаниями и розничными торговыми сетями. Кстати, что касается производства: в Азиатско-Тихоокеанском регионе мы тесно сотрудничаем с изготовителями полупроводниковой продукции — один из крупнейших в мире заводов по производству микропроцессоров функционирует именно под управлением OpenVMS.

«BYTE/Россия»: Вы упомянули государственное управление, и в этой связи хотелось бы подробнее узнать о специфике применения OpenVMS в этой области.

К. Б.: Это, пожалуй, наиболее сложный сектор, с которым нам приходится иметь дело. Например, один из наших заказчиков в области государственного управления — американское правительство. Кроме того, Министерство обороны США очень интенсивно использует решения на платформе OpenVMS, причем не только в системах, обеспечивающих работу в глубоком тылу, но и в тех, что применяются в реальных боевых условиях. Например, в военно-морском флоте OpenVMS используется на ряде подводных лодок, и ключевым фактором, определившим выбор именно этой платформы, была ее высочайшая надежность. Если в компьютерной системе подводной лодки что-то пойдет не так, у экипажа просто не будет времени на поиск причин отказа и перезапуск компьютеров.

«BYTE/Россия»: Платформа OpenVMS имеет репутацию высоконадежного инструмента для решения критически важных задач в таких областях, как финансы, здравоохранение, транспорт, вооруженные силы и специальные службы. НР не занимается активным продвижением OpenVMS на более широком поле, стараясь по возможности сохранить статус-кво. С чем связана столь противоречивая политика: с одной стороны, компания вкладывает в развитие OpenVMS существенные силы и средства, а с другой — продолжает держать ее в тени?

К. Б.: Это одна из особенностей внутренней политики НР. Дело в том, что департамент Enterprise Storage and Servers, куда входит и подразделение, ответственное за OpenVMS, в большей степени занимается продвижением брэнда НР, нежели рекламой каких-то конкретных продуктов. Мы ориентированы на то, чтобы формировать имидж НР как поставщика надежных комплексных решений для задач любого масштаба и уровня сложности. В этом свете вопрос о том, какие именно инструменты лучше всего выбрать для решения тех или иных задач, отходит на второй план. Однако в последнее время ситуация вокруг OpenVMS меняется — мы стараемся сделать эту платформу более публичной и известной широкому кругу пользователей. Можем ли мы сделать для этого больше? Разумеется. Будем ли мы это делать? Несомненно!

«BYTE/Россия»: Не могли бы вы рассказать о том, как сейчас обстоят дела с поддержанием и развитием экосистемы OpenVMS — ПО, сервисы, консалтинг и т. д.? Насколько успешно НР удается привлекать сторонние компании к этому бизнесу?

К. Б.: Как известно, НР не привлекает сторонние компании ни к разработке аппаратной части платформы (за исключением нашего сотрудничества с Intel), ни к разработке ядра ОС OpenVMS. Однако, как я уже отметил, мы активно сотрудничаем с сообществом разработчиков свободного ПО в области системных сервисов — так, в качестве замены сервиса Pathworks в OpenVMS был портирован пакет Samba. Это, пожалуй, один из наиболее наглядных примеров развития экосистемы OpenVMS в программной области. Кроме того, мы активно работаем с нашими партнерами в части прикладного ПО — сейчас уже более 50% бизнеса в этой области принадлежит именно им.

Что касается сервисов и консалтинга, мы сотрудничаем с широким кругом компаний — больших и малых. Например, в Китае мы реализуем многомиллиардный контракт в партнерстве с компанией Accenture. Однако есть и другие проекты, в которых задействованы партнеры различного калибра буквально со всех концов света.