Процессы импортозамещения ПО и ИТ-оборудования регулируются в нашей стране множеством нормативных актов. Прежде всего необходимо назвать постановление Правительства РФ от 16 ноября 2015 г. № 1236 «Об установлении запрета на допуск программного обеспечения, происходящего из иностранных государств, для целей осуществления закупок для обеспечения государственных и муниципальных нужд» (с изменениями и дополнениями от 23 марта, 20 декабря 2017 г., 20 ноября 2018 г., 30 марта 2019 г. и 20 июля 2021 г.). Это постановление, в частности, определяет правила ведения Единого реестра отечественного ПО (точнее, «Единого реестра российских программ для электронных вычислительных машин и баз данных»).

В том же 2015 г. – и даже раньше, 17 июля – выходит постановление Правительства РФ № 719 «О подтверждении производства промышленной продукции на территории Российской Федерации». Во исполнение этого постановления на сайте Минпромторга создается «Реестр промышленной продукции, произведенной на территории Российской Федерации». С практической точки зрения большую роль играет приложение к этому постановлению, в котором изложены «Требования к промышленной продукции, предъявляемые в целях ее отнесения к продукции, произведенной на территории Российской Федерации». Каждый год данные требования пересматриваются, последний раз это произошло 31 декабря 2020 г., когда премьер-министр Михаил Мишустин подписал постановление Правительства РФ № 2458 «О внесении изменений в приложение к постановлению Правительства РФ от 17 июля 2015 г. № 719».

Очередные изменения этих требований активно обсуждаются сейчас: проект постановления Правительства РФ о внесении изменений в приложение к постановлению ‎Правительства РФ от 17 июля 2015 г. № 719 «О подтверждении производства промышленной продукции на территории Российской Федерации» уже достаточно давно находится на сайте regulation.gov.ru.

В то же время не секрет, что процессы импортозамещения ПО и ИТ-оборудования идут далеко не такими темпами, которые были запланированы. При этом заказчики из различных отраслей жалуются на дефицит отечественных процессоров, недостаточный ассортимент ПО, способного работать с оборудованием, изготовленным на базе этих процессоров, проблемы, возникающие при эксплуатации отечественных программно-аппаратных комплексов и некоторые другие факторы.

А что думают о причинах недостаточно высокого темпа процессов импортозамещения софта и «железа» разработчики и изготовители ИТ-оборудования? Чтобы не «растекаться мыслию по древу», в данном обзоре мнений мы ограничимся проблемами импортозамещения клиентского оборудования (ПК, ноутбуков, моноблоков и иных устройств), выполненного на базе настольных отечественных процессоров Baikal-M (разработка компании «Байкал Электроникс»). Да, в портфеле решений, предлагаемых этой компанией, есть и серверные процессоры Baikal-S. Однако проблемы импортозамещения серверов и СХД весьма существенно отличаются от проблем импортозамещения клиентских устройств. Поэтому мы ограничились опросом разработчиков и изготовителей системных плат (рис. 1) и компьютеров (рис. 2) на базе процессоров Baikal-M.

150 тысяч кристаллов для изготовления Baikal-M уже произведены

Главной причиной, сдерживающей сейчас объемы продаж устройств на базе процессоров Baikal-M, в группе компаний »Аквариус» считают дефицит этих процессоров. Когда он может быть преодолен? На этот вопрос в пресс-службе «Байкал Электроникс» нам ответили так: «В отрасли сейчас наблюдается кризис производственных мощностей и спрос существенно превышает предложение. Но даже в таких сложных условиях мы производим серийные партии процессоров. В конце 2021 г. мы привезли в Россию порядка восьми тысяч процессоров Baikal-M, и все они были распроданы. В нынешнем году серийные поставки наращиваются, в сумме объем поставок вырастет на порядки».

Действительно, как видно из рис. 3, в октябре и декабре минувшего года компания получила соответственно 3000 и 5000 процессоров. При этом в конце 2021-го озвучивались планы поставок Baikal-M в 2022 г. в количестве 300 тыс. шт. (рис. 4 и 5).

Повлияют ли на эти планы общемировые проблемы с поставкой как самих чипов, так и комплектующих для их изготовления? «Да, конечно, уже влияют, – ответили в «Байкал Электроникс». – Не было бы кризиса, наши объемы производства были бы существенно больше».

Обратите внимание: как следует из рис. 3, 150 тыс.годных кристаллов для изготовления процессоров Baikal-M уже произведены, т.е. выполнено тестирование неразрезанных пластин, содержащих данные кристаллы. Поэтому осталось только разделить эти пластины на кристаллы, заключить кристаллы в корпуса, провести выходной контроль готовых процессоров; а также упаковку процессоров и доставить эти упаковки конечным потребителям.

Отметим также, что 20 тысяч процессоров Baikal-M (со сроком ожидания конец марта 2022 г.) уже «полностью забронированы», т.е. они оплачены и будут отгружены партнерам «Байкал Электроникс» сразу после получения.

О влиянии софта и законодательства на объемы продаж

Дефицит процессоров Baikal-M – не единственный (а может быть, и не главный) фактор, который в настоящее время сдерживает продажи оборудования, изготовленного на базе этих чипов. По мнению генерального директора компании «Элпитех» Александра Грищенкова, дефицита процессоров Baikal-M вскоре не будет. Вместе с тем он обращает внимание на недостаточное количество компонентов для производства системных плат и, как следствие, рост цен на них. О проблемах, возникающих при эксплуатации отечественных программно-аппаратных комплексов, директор «Элпитех» говорит так: «Это временные трудности. Они будут сокращаться при наращивании объемов замещения, накопления знаний и развертывания технической поддержки».

Главными сдерживающими факторами в данной области, полагает технический директор «ICL Техно» Виктор Честнов, сейчас являются текущие редакции федеральных законов 44-ФЗ («О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд») и 223-ФЗ («О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц»). До конца 2022 г. эти законы дают возможность предприятиям и организациям, производящим закупки в рамках 44-ФЗ и 223-ФЗ, приобретать оборудование, изготовленное на процессорах архитектуры х86 (CPU Intel).

Напомним: закупки в рамках 44-ФЗ осуществляют:

  • государственные и муниципальные учреждения;
  • корпорации Роскосмос и Росатом;
  • публично-правовая компания «Единый заказчик в сфере строительства».

В рамках 223-ФЗ проводят закупки:

  • госкорпорации и компании, в которых более 50% имущества принадлежит государству, их «дочки» и «внучки»;
  • естественные монополии (например, РЖД);
  • организации, которые занимаются регулируемой деятельностью (например, энергетикой, теплоснабжением, обращением с твердыми бытовыми отходами);
  • учреждения, проводящие закупку за счет грантов, средств субподряда, подаренных и собственных денег.

Вторым по важности сдерживающим фактором В. Честнов называет сложности с переводом автоматизированных рабочих мест пользователей на системы на базе Baikal-М в связи с отсутствием для ARM-архитектуры ряда программных продуктов, востребованных пользователями. На устранение этого фактора, по его мнению, уйдет два-три года.

Дефицит системных плат для настольных ПК, ноутбуков, моноблоков и прочего оборудования, выполненного на базе процессоров Baikal-M, технический директор «ICL Техно» cчитает лишь третьим по важности фактором, сдерживающим ипродаж устройств на базе этих процессоров. И дело здесь не только в дефиците процессоров, но и в сложностях с поставками других электронных компонентов, необходимых для изготовления оборудования. Устранение этого фактора, по мнению В. Честнова, потребует около двух лет.