Характерная черта российского рынка ECM/СЭД состоит в том, что для него весьма характерна национальная специфика. Среди наших главных «национальных особенностей» в первую очередь, наверное, нужно выделить три:
  • общее отставание по уровню проникновения ИТ в жизнь страны (экономику, государственное управление, частную жизнь и пр.), что видно по таким показателями, как уровень ИТ-расходов на душу населения, доля ИТ-затрат в ВВП страны;
  • особенности системы управления организациями и страной в целом, с сильными историческими традициями административно-командной модели управления;
  • сильное присутствие государства (системы государственного управления) в жизни страны.

Все эти аспекты взаимосвязаны, но среди них нужно отметить особую роль «сильного присутствия государства», которая, к сожалению, сказывается на динамике развития ИТ-рынка в целом и СЭД-отрасли в частности не самым лучшим образом. Государство традиционно выступает на рынке в двух ролях – как регулятор (путем формирования нормативно-правовой базы, которая как раз для ECM-проблематики имеет особое значение) и как самый крупный заказчик. Причем как регулятор государство явно запаздывает с принятием решений, а как заказчик является весьма консервативным и не слишком нацеленным на получение реального эффекта от внедрения ИТ. Но это еще не все: национальной особенностью нашего государства является и то, что оно усиленно пытается выступать и в роли ИТ-поставщика, непосредственного игрока рынка, играя при этом по не вполне очень рыночным законам.

Все это сказано, чтобы пояснить: мы не только отстаем в области ECM, просто воспроизводя у себя «западную ситуацию» с задержкой в несколько (или более) лет. Двигаясь, конечно же, в русле мировых (точнее, даже «естественных») тенденций, мы постоянно используем свои специфические модели миропонимания, ищем какие-то собственные пути развития, придумываем «национальные» схемы реализации этих идей. Создается впечатление (и это подтверждается экспертными мнениями), что мы развиваемся в этом направлении, исходя не из понимания необходимости его для нас самих, а лишь под воздействием напора общего природно-мирового процесса.

Системы ECM на ИТ-рынке

Вся информация, с которой имеет дело человечество, довольно условно, делится на две части – структурированная и неструктурированная. Эти термины, считающиеся общепринятыми, на наш взгляд, не очень верны. Правильнее было бы говорить о способах восприятия и обработки информации. Структурированная (в первую очередь числовая, представленная в структурированном виде) может достаточно просто восприниматься и обрабатываться машинным образом, а неструктурированная – преимущественно самим человеком. Именно поэтому довольно часто используется такое пояснение: структурированная информация – это то, что можно «считать», неструктурированная – то, что можно «читать».

Соответственно и все прикладные ИТ-системы можно условно разделить на два класса: те, что работают со «считываемой» информацией, и которые работают с «читаемой» информация. Опять же очень условно, это – системы ERP и ECM.

В общем объеме информационных ресурсов человечества основная доля (называются значения 80–90%) приходится на «читаемую» информацию – тексты, графика, изображения, видео, аудио. Но проникновение ИТ в жизнь людей началось со «структурированной» стороны, с решения широкого спектра учетных задач. Понятно, почему: компьютеры ориентированы в первую очередь на обработку «считываемой» информации, и данный класс задач является более актуальным, первоочередным в плане автоматизации деятельности предприятия.

Что же касается ECM-сферы, то по вполне понятным и объективным причинам уровень ее автоматизации и проникновения в нее ИТ всегда отставал. Но при этом нужно отдавать себе отчет, что развитие ИТ-рынка в значительной степени происходит за счет расширения круга решаемых ECM-задач. Просто потому, что уровень автоматизации в ERP-системах можно (опять же очень условно) считать близким к 100%, а в ECM – лишь на 10–20%. Причем принципиально важно тут то, что объемы «читаемой» информации растут гигантскими темпами, и главное – расширяется состав задач. Например, если в 1990-е годы почти вся ECM-тематика сводилась к вопросам управления текстовыми документами, то сейчас это – графика, мультимедиа, Интернет, социальные сети и пр. И такое актуальное сегодня ИТ-направление, как Big Data, – это во многом тоже задачи класса ECM.

Говоря о соотношении и перспективах развития ERP и ECM, можно привести такую историческую аналогию: человечество сначала обживало побережье морей, а потом уже двинулось осваивать внутренние территории материков. С той лишь разницей для ИТ, что территории эти постоянно расширяются…

Проиллюстрировать сказанное можно довольно условной диаграммой, показывающей динамику процесса расширения объемов информации и уровня их покрытия ИТ-средствами (рисунок). Тут дополнительно необходимо отметить еще один важный нюанс: нужно различать объемы информации вообще (представленной на разного рода носителях, в том числе на бумажных) и объемы информации в электронно-цифровом виде (проще говоря, хранимой в ИТ-системах). Так вот, для ERP-информации можно говорить, что она уже давно почти на 100% представлена в электронном формате (тут проблемы преобразования из других форматов в цифровой изначально не было). А для ECM эта доля еще очень далека от 100%, и процесс преобразования в электронный вид является отдельной серьезной задачей.

В плане изменения соотношений ERP и ECM за последние 15 лет можно привести пример ведущих мировых ERP-поставщиков (Oracle, SAP, Microsoft) – все они в последние десять лет самым активным образом развивают свои ECM-направления. Для компании Microsoft ее SharePoint за прошедшие 10 лет стал один из «столпов» всего огромного бизнеса крупнейшего мирового софтверного поставщика.

Или вот очень показательный российский пример: фирма «1С» свой бизнес в первой половине 1990-х начала именно с направления автоматизации документооборота («1С:Документооборот»), бухгалтерское ПО в ее арсенале появилось немного позднее. Затем в течение более 10 лет направление СЭД ушло на задний план бизнеса компании. Однако в 2009 г. фирма фактически вернулась на этот рынок с новым решением (но под старой торговой маркой), которое сегодня уже входит в число флагманских продуктов в линейке «1С:Предприятие».

От СЭД к ECM

Если просмотреть историю развития российской ИТ-отрасли от 1990-х годов, когда началось формирование собственно ИТ-рынка, до ее современного этапа, нетрудно заметить, что разработка СЭД- и ERP-решений (хотя обоих этих терминов тогда еще не было вовсе) началась именно тогда, и почти одновременно. Более того, старейшие из российских компаний-разработчиков сегодняшнего дня с двадцатилетним стажем работы на рынке принадлежат как раз к категории СЭД-вендоров [«Электронные офисные системы» (ЭОС), «ИнтерТраст», Научно-технический центр Института развития Москвы»], имея при этом еще более давние исторические корни из советской поры.

Однако довольно быстро выяснилось, что главные интересы предприятий в плане ИТ-автоматизации связаны с решением учетных задач – основной объем по внедрению ИТ в российских компаниях с середины 1990-х до середины нулевых годов нового столетия выполнялся именно под знаменем ERP. СЭД-направление тоже развивалось, но все же имело на ИТ-рынке явно второстепенное значение. Ситуация стала меняться примерно в середине прошлого десятилетия, когда актуальность тематики СЭД начала быстро расти, и суммарные затраты на реализацию таких проектов стали по крайней мере соизмеримы с затратами на ERP-автоматизацию.

Отметим следующие основные причины этого тренда:

  • компании в значительной степени завершили процесс своей ERP-автоматизации и смогли перейти к решению новых задач автоматизации;
  • стала повышаться роль управления документами с точки зрения основного бизнеса компаний;
  • быстро формировались отрасли, связанные с документо-ориентированной деятельностью (финансово-кредитные структуры, страховой бизнес, проектные организации и т. д.);
  • заметно возросла активность государства по автоматизации деятельности огромного государственного аппарата на базе ИТ;
  • на рынке все более актуальной становилась задача перехода от бумажного к электронному документообороту.

На последнем пункте нужно остановиться отдельно. По сути, российские СЭД еще до недавнего времени были ориентированы в основном на решение задач автоматизации организационно-распорядительного документооборота (ОРД), и более того, – в значительной степени на поддержку его бумажного варианта (электронный учет бумажных документов). За последние 15 лет отечественные СЭД-решения прошли путь от переноса в электронную форму регистрационно-учетных журналов до создания систем «сквозного документооборота» в масштабах крупных холдингов. Такие системы «научились» согласовывать документы в электронном виде, хранить образы, использовать ЭЦП, коллективно работать над проектами документов, контролировать поручения, реально ускорять информационные потоки в организации. СЭД стали средством поддержки не только сотрудников канцелярии, но и значительной части управленческого персонала.

В то же время, оценивая ситуацию в российской сфере СЭД в целом, нужно понимать, что этап автоматизации бумажного документооборота тут закончился всего пару лет назад, и начался поворот в сторону перехода к безбумажным технологиям и создания полноценных систем управления электронными документами. В связи с новыми задачами автоматизации перед отечественными СЭД-разработчиками, внедренцами и заказчиками возникает необходимость решения целого ряда новых проблем, поскольку требуется изменение самой концепции построения систем и самого подхода к работе с документами.

Таким образом, для поставщиков СЭД-решений стоит непростая задача «расширения горизонтов» применения предлагаемых ими продуктов за традиционные рамки ОРД и привычного делопроизводства. При этом им нужно решить несколько проблем:

  • расширить функциональные и технические возможности своих продуктов;
  • преодолеть бытующие на рынке представления о теме «управление контентом» как исключительно о задачах ОРД;
  • быть готовыми к усилению конкуренции на ECM/СЭД-рынке, в том числе за счет более активного присутствия зарубежных вендоров, поставщиков из смежных областей (ERP, CRM), а также провайдеров облачных сервисов;
  • не просто следовать развитию требований рынка, а действовать на опережение, активнее продвигать идеи мобильности, облачных моделей и т. д.

Конкурентная ситуация на российском рынке СЭД

Говорить об оценках российского рынка СЭД на уровне каких-то количественных оценок, выделять по каким-то объективным показателям лидирующие компании очень сложно. Анализ ситуации в этой сфере – одна из давних «больных» и острых тем в отечественной отрасли СЭД. Объективных сведений мало, а те, что есть, признаются далеко не всеми участниками рынка.

Проблема тут во многом в исторической специфике рынка ECM как такового, которая усугубляется национальными особенностями нашей страны. Сам рынок очень неструктурированный и трудно анализируемый. Парадокс заключается в том, что, несмотря на достаточно солидный срок развития СЭД-отрасли, она остается «вечно молодой», рынок постоянно носит формирующийся, можно даже сказать, «бурлящий» характер.

Это можно показать на сравнительном примере ERP и ECM. Российский рынок ERP очень четко и давно структурирован, тут имеет место высокий уровень зрелости. Это видно по таким показателям: во-первых, основной объем используемых ERP-решений базируется на тиражных продуктах ERP-вендоров, уровень заказных разработок, а тем более «внутрифирменных» – довольно низкий. Во-вторых, в основном используется классическая вендорно-партнерская модель реализации проектов: вендор – поставщик продуктов, внедренец – компания-партнер. Наконец, высока консолидация рынка: есть четкая группа лидеров, на ведущую пятерку приходится до 90% поставок.

В сфере ECM/СЭД все выглядит иначе:

  • высокий уровень заказных и in-house-разработок;
  • слабо развитая партнерская модель (у российских поставщиков – минимальная сеть, многие компании работают вовсе без партнеров);
  • огромное число поставщиков и решений (до 100), в ведущую группу входит не менее десятка вендоров, сложно объективно выделить лидеров рынка.

Такая неструктурированность рынка создает серьезные трудности для аналитиков. Например, компания IDC, уже более десяти лет проводящая ежегодное исследование российского ERP-рынка, до сих пор так и не решилась начать делать аналогичную работу для СЭД, хотя такие намерения были. Несколько лет назад проводить подобное исследование пыталась компания CNews Analytics, но после двух попыток отказалась от этой затеи.

Единственный последовательный многолетний исследователь данного рынка – компания DSS Consulting, хотя ее результаты дают лишь ограниченный срез рынка (например, в ее исследованиях последних лет вообще нет зарубежных поставщиков, в том числе и ведущих мировых).

Вернуться на главную страницу обзора «Особенности мирового и российского рынков ECM/СЭД»