На прошедшей в Москве конференции Microsoft «Платформа 2011. Определяя будущее» значительная часть докладов, естественно, была посвящена наиболее модной ИТ-теме – cloud computing. Был представлен богатый спектр решений для различных способов организации облачных сервисов.

Нельзя сказать, что в изложенных ниже общих положениях стратегии содержалось бы некое новое видение, подход, идущий вразрез с имеющимися представлениями, или проблематика оценивалась бы под особым углом. Сегодня слова, произносимые с трибуны представителями Microsoft, по большому счету лежат вполне в русле сложившегося за последние годы дискурса. Но так было не всегда.

Исходная точка: S+S

Не так давно корпорация продвигала опорную концепцию S+S (Software+Service). Согласно ей, заказчикам предлагалось сбалансированно использовать «все хорошее» от двух подходов – применения ПО, инсталлированного внутри компании, и ПО, доставляемого как публичный сервис извне. Смысл в следующем. Локальные приложения более точно адаптируются к бизнес-процессам, защищенность данных можно контролировать собственной ИТ-службой. А к SaaS-приложениям доступ возможен из любой точки мира, что повышает мобильность сотрудников; многие задачи ИТ-отдела по поддержке собственной серверной инфраструктуры снимаются; обеспечивается гибкая масштабируемость при изменениях в составе и объемах бизнес-задач. Недостатки одной модели компенсируются преимуществами другой и наоборот.

При всей понятности сего компромиссного подхода в комментариях наблюдателей по этому поводу чувствовался некоторый сарказм. Ведь S+S подавался как результат «сотрудничества Microsoft c партнерами». И было достаточно прозрачно, кто в этом тандеме отвечает за первое слагаемое (Software), а кто за второе (Services). Короче говоря, S+S была многими воспринята как консервативная позиция ведущего поставщика локального ПО на планете, защищающего свою «родную» сферу перед лицом надвигающейся смены вычислительных парадигм в виде перехода к поставке ИТ как услуг. А имя Microsoft в определенный момент начало заслоняться именами адептов сервисного подхода, самое громкое из каковых, конечно, Google.

Но времена меняются. Microsoft, как оказалось, не стояла на месте в оборонительной позиции, но планомерно расширяла бэкграунд продуктового портфеля в облачном направлении. И к настоящему моменту компания оформила фактически полный спектр решений по поставке как системного, так и прикладного ПО в виде стандартных сервисов. Соответственно меняется и риторика – новые релизы продуктов распределяются между локальным ПО (традиционным) и вариантами, включаемыми в антураж трех основных направлений сервисно-ориентированной модели – Infarstructure as a Service (IaaS), Platform as a Service (PaaS) и Software as a Service (SaaS). И на всем этом пространстве архитектур теперь имеются продукты и технологии с именем MS. Это нельзя назвать отходом от S+S – скорее это расширение и дополнительное размытие первоначальной концепции, рассматривавшей локальное ПО и сервисы как две полярные составляющие.

Напомним. Различия между тремя актуальными направлениями «информационной среды как услуги» видны в плоскости баланса между абстрагированием от уровня «железа» и контролируемостью со стороны заказчика, находящихся в обратной зависимости (рис. 1). В практическом смысле высокая абстрактность приводит к стандартизации выделяемых для разных заказчиков сервисов. Заказчик больше не должен заботиться об определенных составляющих программно-аппаратного комплекса – эта задача возлагается на провайдера услуг. Поддержка выведенных в «облако» составляющих, в частности масштабируемость выделяемых ресурсов на этих уровнях, отдается на аутсорсинг, а их оплата может происходить по фактическому потреблению. При этом клиент не может контролировать происходящее на этих уровнях, адаптируемость к собственным бизнес-задачам для него здесь снижается. Снижается и контролируемость данных с точки зрения обеспечения их безопасности.

Физически в традиционной модели установки локального ПО в собственном ЦОД клиент управляет и контролирует все уровни стека (рис. 2) – от приложений до серверов, СХД и сетевого оборудования (а также, добавим, инфраструктуру бесперебойного питания, кондиционирования и прочих «прелестей» ЦОД вплоть до аренды помещения).

На уровне IaaS заказчику предоставляется доступ к виртуализованной аппаратной платформе, размещенной на стороне провайдера. В его ведении остается системное ПО, СУБД и приложения.

В рамках PaaS заказчику предоставляется среда разработки приложений и средства предоставления доступа и управления прикладным ПО и данными пользовательского уровня.

SaaS – высшая точка абстрагирования, где заказчик подписывается на предоставленное провайдером ПО как стандартную услугу.

Важнейший вопрос – возможность гибкого масштабирования предоставленных ресурсов. Естественно, они различаются для публичного (public), партнерского (partners) или частного (private) дата-центра.

Выделяют четыре типа бизнес-процессов, автоматизацию которых оптимально переводить на сервисную модель.

  • On/Off – периодическая нагрузка. Сюда относятся виды деятельности, требовательные к вычислительным ресурсам, но используемые лишь спорадически (Microsoft здесь в качестве примера приводит налоговый софт, «используемый лишь раз в год». Россияне в этом месте могут поаплодировать налоговой системе США в целом и налоговому управлению г. Редмонд, шт. Вашингтон, в частности).
  • «Быстрый рост». Бизнес-процессы с активным ростом трафика, линейного или даже экспоненциального вида: например, проекты стартапов.
  • «Непредсказуемый рост». Случайно возникающие всплески активности, например, на сайте СМИ при возникновении сверхпопулярного информационного повода.
  • «Предсказуемый рост». Имеется ввиду высокая волатильность нагрузки заведомо известной формы. Главным образом это виды бизнеса с высокой значимостью сезонной составляющей.

Во всех перечисленных пунктах очевидно, что перевод поддерживающих эти процессы приложений в сервисную архитектуру дает возможность гибкого реагирования на реальную нагрузку, т. е. по сути на спрос. Снижаются затраты – не обязательно содержать заведомо избыточное оборудование или рисковать потерями в случае отсутствия такового. Вернее, происходит переход от капитальных затрат к операционным. Оплачивать же услуги облака можно в соответствии с реальной нагрузкой. И чем ближе избранная архитектура к высшей точке абстрагирования – SaaS, тем большую выгоду теоретически может получить клиент в задачах с переменной нагрузкой.

Наконец, далеко не каждая компания может позволить себе содержание обширного серверного парка. Таким образом, облачные вычисления открывают для компаний из сферы SMB доступ к технологиям такого уровня, который ранее им был недоступен просто по причине отсутствия средств для соответствующих капитальных вложений. Что, возможно, является вообще наиболее значимым бонусом cloud computing для экономики в целом – демократизация значительной части электронных технологий, ранее доступных лишь серьезным корпорациям.

Понятно при этом, что сказанное в большей степени касается именно публичных ЦОД или аренды партнерских виртуальных ресурсов (не colocation). SaaS – модель, ориентированная скорее на public, PaaS на данном этапе – в значительной мере тоже на public, хотя здесь уже чаще встречается модель интеграции с традиционными локальными формами размещения. IaaS же актуален в вопросах развертывания частных облаков, хотя конечно же совершенно не исключает и сценарий размещения на стороне провайдера.

IaaS

На уровне IaaS Microsoft выступает с решениями виртуализации – функционал Hyper-V под Windows 2008 Server R2 и управляющий комплекс Microsoft System Center. Компания разработала руководства по внедрению Hyper-V Cloud для самостоятельного развертывания решений на площадке заказчика.

Развивается также программа сертификации решений Fast Track (оттестированные преконфигурированные комплексы) с ведущими поставщиками серверов – HP, IBM, Dell, Fujitsu, Hitachi, NEC. Например, такой комплекс Fast Track представляет собой готовая стойка от HP из числа решений Bladesystem Matrix. Вернее, партнер предлагает собственную методологию внедрения подобных комплексов и систем управления ими для построения частных облаков – HP Cloud Foundation for Hyper-V. Типовой же FastTrack, сертифицированный Microsoft, включает стойку с blade-шасси на шесть двухсокетовых модулей ProLiant BL460c, двумя серверами DL360 G7, системой хранения под протокол FC SAN, модулями FC и коммутаторами HP Virtual Connect.

Конкуренты, кстати, действуют в том же ключе: скажем, недавно была показана подобная же схема взаимной сертификации законченных программно-аппаратных комплексов от разных вендоров FlexPod Modular Data Center Solution: гипервизоры VMware, серверы и сетевое оборудование Cisco, СХД NetApp.

Наконец, для схемы IaaS применимы и сервисные решения на базе партнерских и публичных ЦОД, для поставщиков которых предложена программа Microsoft Hyper-V Cloud Services.

Microsoft с партнерами, конечно не одиноки в сфере IaaS. Что касается public-сферы, пожалуй, наибольшей известностью на сегодня обладает конкурирующее решение Amazon Elastic Computer Cloud (EC2). В его рамках Amazon «раздает» со своих серверов виртуальные машины под Windows или Linux.

PaaS

Платформу как сервис Microsoft предоставляет со своих собственных ЦОД, работающих под Windows Azure Platform (в предрелизном варианте это решение именовалось Azure Service Platform). Заказчикам здесь предоставляется открытая среда разработки облачных приложений под ОС Windows Azure и СУБД SQL Server Azure. Естественно, там же реализуется хостинг созданных приложений под нагрузкой плюс возможность хранения данных (реляционной и файловой структуры) и доступа к ним как из облачных, так и из локальных приложений.

Разумеется, предоставляется возможность создания приложений на базе .NET посредством средств разработки Visual Studio. Но поддерживаются и языки PHP, Java, Ruby, Phyton. Надо отметить, это достаточно широкий набор средств, если сопоставлять с большей частью напрямую конкурирующих платформ.

Основными конкурентами Microsoft в сфере PaaS официально считаются такие системы, как Force.com Platform, Google AppEngine, Red Hat Cloud и опять-таки Amazon Web Services (хотя последняя выходит за рамки конкретно PaaS). Однако главную конкуренцию в этой сфере составляет скорее хостинг приложений в коммерческом ЦОД, просто как вид ИТ-бизнеса.

В первом варианте платформа Azure не предполагает возможности установки в частный или партнерский дата-центр – она расположена исключительно в собственных ЦОД Microsoft. Правда, недавно появилось сообщение о партнерстве по этому направлению с Fujitsu. Японская корпорация собирается использовать Windows Azure в своих дата-центрах, как для собственных нужд, так и предоставляя платформу для размещения приложений своих клиентов. Короче говоря, в будущем вполне возможно распространение Azure и на более широкий спектр хостинговых площадок.

SaaS

Из всех перечисленных тем последняя наиболее известна и развита. К этой сфере можно отнести любое ПО, которое крутится в «облаке». Любой web-сервис, будь то поисковик или социальная сеть, в принципе подпадает под эту категорию.

У Microsoft уже давно существуют собственные SaaS-решения, например, входящие в окружение почтового сервиса Hotmail, если так можно сказать (по аналогии с многочисленными решениями, собранными вокруг Gmail от Google). Такие браузерные решения – Office Web Apps, календари и прочее – в основном нацелены на малый и средний бизнес. Образовательным учреждениям предоставляются сервисы Microsoft live@edu.

Но в этом году Microsoft перенесла в облачную среду и один из основных своих продуктов, по распространенность уступающий разве что самой Windows, и то есть подозрение, что уступает он не сильно, если брать клиентские рабочие места. Речь о полноценном Microsoft Office. Вышел Office 365 – предоставляющий доступ по подписке к офисным приложениям как к сервисам.

На самом деле название неточно отражает суть представленного – возможности Office 365 простираются далеко за пределы привычного нам локального пакета прикладных программ. По-другому этот набор услуг именовался Business Productivity Online Suit (BPOS).

Оffice Professional Plus (собственно облачный аналог традиционного офисного пакета) – лишь одна из составляющих системы. Наряду с ним предлагаются спецверсии традиционных серверных решений Microsoft, имеющих отношение к процессам организации совместной работы и унифицированных коммуникаций корпоративного уровня: Exchange Online, SharePoint Online и Lync Online (бывший Оffice Communication Server). В планах – включение в этот джентльменский набор и Microsoft Dynamic CRM.

Таким образом, сегодня коллективы любого размера могут составить оптимальный для своих потребностей пакет облачных решений, в максимальном варианте включающий офисные приложения, электронную и голосовую почту, обмен мгновенными сообщениями, корпоративную социальную сеть, веб-порталы и веб-конференции – с возможностью подключения пользователей не только ПК, но и смартфонов; подключения браузерных SaaS Maicrosoft, например, для удаленных филиалов. Наконец, можно используя весь этот набор совместно с локальными системами или полностью перенести свой документооборот, внутренние и внешние коммуникации в «облако».

* * *

Конечно, перечисленными выше программными решениями облачной направленности состав продуктового портфеля Microsoft не исчерпывается. Мы в основном упоминали продукты, так или иначе относящиеся к поддержке ИТ для деловой сферы. Есть, разумеется, Интернет-среды и, скажем так, продукты личного пользования, да и просто универсального характера. Мы же в основном пытались показать, что на современном этапе имеются достаточно гибкие возможности по использованию облаков на самых разных уровнях автоматизации, совместно их с традиционными решениями или отдельно. Средства имеются почти для любых конфигураций, и совершенствуются они чрезвычайно динамично.

При этом для клиента явно усложняется задача выбора: как найти наиболее адаптированный к задачам и оптимальный с финансовой точки зрения вариант распределения своих информационных потоков по различным уровням, скажем, в упомянутом разрезе абстрагированности/контролируемости. Что, впрочем, более чем естественно для момента смены базовой вычислительной парадигмы, с которой мы имеем дело сегодня.