В июне с однодневным визитом Москву посетил Бернард Фишер, президент Casewise – глобального поставщика решений для создания систем класса BPM и BPA, обеспечивающих оптимизацию организационной структуры и деятельности предприятия средствами бизнес-моделирования и анализа. Г-н Фишер приехал к нам не впервые. В последний раз это случилось 10 лет тому назад. Мы встретились и поговорили с нашим гостем о том, какое впечатление на него произвела Россия сегодня, каковы планы Casewise на будущее и как он оценивает результаты совместного сотрудничества с ФОРС в целом.

– Г-н Фишер, Вы упомянули о том, что приезжали в Москву уже несколько раз. Каковы цели вашего нынешнего визита?

– Главным образом цель состояла в том, чтобы лично встретиться с людьми – командой ФОРС, Алексеем Голосовым, а также специалистами МТС, где сейчас осуществляется крупнейший в Европе проект с использованием наших средств моделирования. Кроме того, хотелось посмотреть, как изменилась Москва за эти годы, что нужно заказчикам и каковы возможности рынка.

– Проект, выполняемый в МТС – не только крупнейший для ФОРС, но и один из сложнейших в технологическом плане. Если сравнивать с другими завершенными вами проектами, то насколько он отличается от них?

Мне сложно выделить что-то конкретно, поскольку наша экспертиза в телекоммуникационной отрасли очень сильна – за 20 лет нами выполнено огромное количество проектов. Однако, несмотря на весь накопленный нами опыт решения самых сложных задач, надо признать, что проекту в МТС нет равных. Технологически он намного превосходит любые другие проекты. Хотя тенденция к нарастанию их сложности налицо во всем мире.

Моя задача состояла в том, чтобы понять, для каких целей в МТС используется наш продукт Corporate Modeler, и теперь я знаю, что выбранный ими подход является классическим и самым верным. Сначала там была построена модель существующих бизнес-процессов, затем – модель тех бизнес-процессов, которые они хотели бы у себя видеть, сравнили две эти модели и увидели, где имеются расхождения. Таким образом, они использовали продукт по его прямому назначению – для того, чтобы понять, какие изменения в деятельность организации нужно внести, как следует усовершенствовать архитектуру, чтобы сделать бизнес более эффективным. Именно так заказчикам и нужно строить свою работу.

Другой задачей, помимо названной, которую можно решить при помощи Corporate Modeler, является приведение деятельности организации в соответствие с требованиями регулирующих органов. Corporate Modeler максимально упрощает этот процесс, обеспечивая автоматизированную подготовку нужной отчетности и регламентирующих документов.

Вот почему мы уверены в будущем наших продуктов. Создавая с их помощью модель бизнес-процессов, вы можете воочию убедиться, что все рабочие процедуры в вашей компании организованы правильно. Имея завершенную модель архитектуры своей организации, вы видите, какие процессы дублируются, какие надо изменить, каким образом следует исправить имеющиеся недостатки, чтобы бизнес стал еще эффективнее.

– Позиции Casewise как поставщика средств моделирования бизнес-процессов наиболее сильны в Великобритании и США. Как бы вы оценили свою долю рынка в мире в целом?

– В глобальном масштабе мы занимаем не такую уж большую долю рынка – где-то в районе 3,4–3,5%, но это только если судить по продажам лицензий. А на самом деле наша доля значительно выше. Конечно, объем выручки наших главных конкурентов, возможно, в 40 раз больше, но не за счет лицензий, а за счет консалтинговых услуг, которые составляют примерно 90% их дохода. Учитывая, что мы очень маленькая компания, занимаемая нами доля рынка среди инструментальных средств BPA/BPM не так уж и плоха. Кстати, на мой взгляд, разделение программных продуктов на BPA и BPM не совсем оправдано и представляется довольно искусственным. На самом деле они очень схожи между собой по назначению и функциональности.

Интересно, что вы упомянули только Великобританию и США. А ведь самая большая доля рынка у нас во Франции – примерно 60%. Там инструментарий Casewise используется в 80% государственных учреждений страны. Такая же ситуация в США – мы все активнее продвигаемся на американском рынке, при этом нам очень помогает поддержка местных партнеров.

– В каких отраслях у Casewise наиболее сильные позиции?

Можно выделить три главных вертикальных рынка - электроэнергетика, госсектор и финансовые структуры. Как правило, при оптимизации своей деятельности компании используют один из двух возможных подходов. Первый заключается в спорадическом и мгновенном устранении каких-либо определенных проблем. Второй подход носит системный характер и является классическим для проектов данного типа. Он подразумевает тщательное обследование процессов всей организации с последующим созданием модели и переносом описанных бизнес-процессов в электронный вид. Оба этих подхода применимы в равной мере в зависимости от конкретных условий и поставленных целей.

Сегодня банки и госучреждения тратят огромные суммы – миллионы долларов – на то, чтобы соответствовать требованиям регулятора. Здесь ничего не должно быть упущено, учтена каждая деталь, исключены случайности – вот где огромное поле деятельности для таких средств моделирования, как Casewise. Важно при этом подчеркнуть, что бизнес-процессы должны быть автоматизированы.

Существует еще одна область, где, как мне кажется, есть большой потенциал для дальнейшего мощного роста Casewise в мировом масштабе. Это заказчики SAP. Около 80% компаний, использующих эту программную платформу, вообще не пользуются средствами моделирования. В прошлом один из наших прямых конкурентов обладал монополией среди заказчиков SAP, однако сейчас мы готовимся к тому, чтобы в корне переломить ситуацию. Мы представим им Casewise – продукт, несомненно, гораздо лучший и удобный в применении. Они сами смогут убедиться в этом уже через три месяца. В сентябре мы запускаем работу нашего нового дивизиона по разработке параллельной линейки продуктов – специально для заказчиков SAP. Для каждого существующего продукта будет разработан такой же аналог, интегрируемый с решениями SAP. Поэтому, можно сказать, что мы выходим на новый сегмент рынка в мировом масштабе.

– Каковы главные преимущества инструментов Casewise перед продуктами конкурирующих производителей?

Самое главное – наши заказчики получают действительно инструмент моделирования, а не что-то другое. Структурно наша диаграмма такова, что все представляет собой объект, даже взаимоотношения между самими объектами. Наш подход в корне отличается от подхода конкурентов, поскольку он является объектно-ориентированным. Большинство наших конкурентов использует какие угодно другие концепции – на основе иерархических моделей, последовательных, более или менее классических и т.д.

Если же вы сделали свой выбор в пользу Casewise Corporate Modeler, вы получаете гибкий и надежный инструмент, позволяющий сконфигурировать модель по вашему желанию, где будут использоваться данные в доступном для вас формате – будь то репозиторий Oracle, Miscrosot PL/SQL или теперь SAP. Ни один другой поставщик не разработал пока более гибкого инструмента, чем Casewise. Вариации диаграмм, построенных с помощью Casewise, поистине безграничны. А поскольку возможности других средств моделирования весьма ограничены, они едва ли могут конкурировать с поставляемыми нами. Если уж говорить совсем по правде, то многие из наших конкурентов вообще слабо представляют себе, в чем состоит суть моделирования и как им нужно заниматься.

– Почему именно компанию «ФОРС-Центр разработки» вы выбрали в 2004 г. в качестве единственного своего партнера и дистрибьютора на территории России?

В прошлом мы совершили ряд ошибок при выборе партнеров – компании были небольшими и не обладали достаточно высокой квалификацией. По поводу ФОРС сомнений никогда не было – это самая крупная компания из всех наших партнеров, являющаяся, кроме того, сертифицированным партнером Oracle, что само по себе «знак качества». Так было тогда и остается сейчас. Кроме того, ФОРС обладает глубокой экспертизой в области разработки ПО и консалтинга. Другой важный момент заключается в том, что модели, выполненные средствами Casewise, отлично переносятся в среду Oracle.

- Какие цели вы ставите перед своим бизнесом в России?

Наша главная цель состоит в том, чтобы стать заметным игроком на российском рынке, приобрести крупных заказчиков, таких как «Газпром», в различных отраслях. Поскольку наша компания совсем небольшая, мы делаем ставку на партнеров. Без их усилий достичь серьезных успехов невозможно. Сегодня наш бренд уже узнаваем, выполняются серьезные проекты, мы заявили о своем присутствии на российском рынке – это уже хорошие достижения, которые нужно закрепить.

– Каким вы видите это сотрудничество в будущем?

Мы рассчитываем на то, что в ближайшем будущем на базе ФОРС будет создано локальное представительство нашей компании в России. Сделать это очень важно, поскольку заказчики будут верить нам больше, если будут считать нас российской компанией. К примеру, во Франции, где у нас есть такое представительство, все думают, что мы французская компания. В США нас принимают за американскую компанию. А в России мы должны быть русскими.

В этой связи мне хотелось бы привести одну фразу Ларри Эллисона из Oracle, которого, кстати, я очень уважаю: «Думай широко, действуй точечно». Это на самом деле так.

– Как бы вы оценили уровень профессионализма российских разработчиков?

Могу сказать совершенно точно – по своим характеристикам, удобству и надежности программный продукт V-Modeler, разработанный ФОРС на базе инструментария Casewise, намного превосходит наши. Заказчики сообщают нам, что они им очень довольны. Доказательством может послужить то, что только за последнюю пару недель в США мы продали 500 лицензий – причем одной компании. Это фантастический результат, которого нам никогда не удавалось достигнуть раньше. То же самое в Ирландии, других странах. Продукт доведен до совершенства, и это результат отлично воплощенной идеи и кропотливого труда наших российских коллег.

Как любят говорить англичане: «Вам не узнать, насколько вкусен фрукт, пока вы его не попробуете».

– Спасибо вам за беседу, г-н Фишер.

С Бернардом Фишером беседовала Алиса Акулова, руководитель пресс-службы ФОРС.