В интервью редактору раздела аппаратных средств «BYTE/Россия» Александру Николову вице-президент отделения Developer and Community Marketing Sun Microsystems Ян Мердок рассказывает о политике корпорации Sun в области свободно распространяемого ПО и об отношениях с сообществом open source.

Ян Мердок

Ян Мердок, (Ian Murdock), вице-президент отделения Developer and Community Marketing Sun Microsystems, отвечает за максимально широкое распространение технологий Sun в сообществе разработчиков по всему миру. Он принимает решения по вопросам общей стратегии разработки, направления маркетинга и программ для инструментов разработки Sun (NetBeans, Sun Studio), Sun Developer Network (SDN), конференций Sun Tech Days, сообществ разработчиков ПО с открытым кодом (Sun’s open source communities), StarOffice и OpenOffice, Java Communications Suite и вычислительной платформы сетевого масштаба Network.com.

Ян Мердок работает в Sun с марта 2007 г., начав с руководства проектом Indiana, который представляет собой бинарный дистрибутив OpenSolaris, предназначенный для того, чтобы устранить сложности перехода на Solaris и заложить основу для будущих выпусков этой платформы.

До того как прийти в Sun, г-н Мердок исполнял обязанности директора по технологиям в Linux Foundation, стал одним из основателей компании Progeny, поставщика технологий для платформы Linux. Давний пользователь, разработчик и сторонник Linux, в 1993 г. Ян Мердок создал проект Debian — один из популярных дистрибутивов Linux. Ян Мердок также был директором-основателем Open Source Initiative (1998–2001 гг.).

«BYTE/Россия»: Первый вопрос — немного личный. Вы широко известны как один из влиятельных и уважаемых участников движения open source. Так что же побудило вас принять приглашение Sun Microsystems и перейти в коммерческую, по сути, компанию?

Ян Мердок: Думать, что, сделав этот шаг, я переключился на коммерческие рельсы, пожалуй, было бы изрядным преувеличением. Вообще с Sun Microsystems меня связывает достаточно долгая история — еще в те времена, когда в начале 1990-х гг. я был студентом, мне приходилось работать с их системами. И, кстати, проект Debian своим появлением на свет во многом обязан именно этому — я пытался скопировать системное окружение Unix, хорошо знакомое мне по временам работы с продуктами Sun.

В последние несколько лет у Sun Microsystems сильно изменился подход к самой концепции свободного ПО — «в народ» были запущены такие проекты, как OpenSolaris, OpenOffice, OpenJDK, и это, несомненно, не могло не сказаться на восприятии самой компании сообществом разработчиков. Удивительно было наблюдать, как меняется один из лидеров индустрии, более 25 лет поставлявший на рынок интересные, а порой и уникальные высокотехнологичные решения, — как он постепенно движется навстречу новой бизнес-модели, навстречу сообществу разработчиков открытого ПО. Для рынка такое поведение, особенно несколько лет назад, когда все только начиналось, казалось далеко не самым логичным, однако результаты последнего времени говорят о том, что именно этот подход оказался перспективным. В этом плане лично для меня все последние изменения, произошедшие в стратегии Sun Microsystems, открыли чрезвычайно широкий спектр возможностей — оказалось, что мой опыт и знания, связанные с сообществом разработчиков и с экосистемой Linux в целом, могут пригодиться проекту OpenSolaris. Речь идет о том, чтобы привнести в проект OpenSolaris методы взаимодействия при разработке ПО, а также схемы и способы его распространения, характерные для успешных крупных проектов open source, таких, как Debian. Ключевая цель всего этого начинания — объединение под одной крышей тех инноваций, что уже имеются в техническом багаже Sun Microsystems, с инновациями, идущими от сообщества разработчиков open source. И именно этот вызов подвиг меня на то, чтобы принять приглашение Sun Microsystems.

«BYTE/Россия»: Год назад, когда вы только перешли на работу в Sun, в своем персональном блоге вы назвали три ключевые задачи, которые ставите перед собой на новом месте работы: приведение ОС Solaris к более дружественному для пользователей виду, сближение компании с сообществом разработчиков свободного ПО, формирование более четкой и прозрачной политики Sun Microsystems в области Linux. Что из этого вам уже удалось сделать и каковы наиболее очевидные результаты проделанной работы?

Я. М.: Что касается первой задачи, то на сегодняшний день я могу сказать, что в рамках проекта Indiana мы сумели значительно продвинуться вперед — нам удалось добиться существенного прогресса в части повышения удобства ОС по сравнению с текущей версией Solaris 10. Речь идет прежде всего о таких направлениях, как первоначальная установка и настройка системы, синтаксис терминальных команд, мониторинг, администрирование и обновление установленного системного ПО. Более того, нам удалось сделать систему OpenSolaris более простой и понятной для широкого круга пользователей Linux. При этом конечно же были сохранены все ключевые преимущества Solaris как промышленной Unix-платформы. Однако это всего лишь первый шаг в данном направлении, хотя и весьма существенный.

Говоря о втором пункте списка, следует упомянуть, что уже на момент моего прихода в Sun Microsystems компания имела довольно мощный канал для связи с сообществом разработчиков, сформировавшийся на базе проекта OpenSolaris. Однако существенная проблема состояла в том, что многие разработчики воспринимали ситуацию лишь в разрезе неизбежной прямой конфронтации между Solaris и Linux. И здесь моя основная задача, как я ее себе представляю, состоит в том, чтобы сгладить, а по возможности и вовсе устранить это противоречие. Ведь на самом деле никакой конфронтации между Solaris и Linux нет да и быть не может: речь ни в коем случае не идет о замене или вытеснении с рынка каких-либо продуктов open source нашими собственными разработками — наоборот, мы стараемся поддерживать сторонние проекты. В рамках проекта OpenSolaris мы всего лишь хотим предложить рынку одно из возможных решений, сочетающее в себе инновации из багажа Sun Microsystems и лучшие решения из мира open source.

Последний пункт — формирование четкой политики в отношении Linux. Мне кажется, что в этом вопросе огромным шагом вперед стало недавнее приобретение нами компании MySQL. В определенном смысле это знаковое событие, подводящее черту под той работой, которую Sun Microsystems проделала за последние пять лет, — и само приобретение, и последовавшие за ним шаги по адаптации MySQL в корпоративную инфраструктуру дают рынку достаточно четкий и ясный сигнал касательно нашей политики в этой области.

На протяжении всей своей истории Sun Microsystems позиционировала себя как компанию, исповедующую системный подход к ИТ. И сегодня мы остаемся приверженцами этой стратегии — мы все так же активно разрабатываем инновационное аппаратное обеспечение и высокоэффективное системное окружение на базе Unix, поддерживаем стек промежуточного ПО (middleware) и в целом обеспечиваем заказчикам широкий спектр решений в области ИТ. Однако сейчас мы исповедуем гораздо более открытый подход — мы предлагаем заказчикам выбор: если кому-то из них необходим MySQL для Linux или Windows, они могут быть уверены, что получат этот продукт. То же касается и значительной части прочих наших программных решений — некоторые из них портируются на другие платформы, а некоторые совместимы с этими платформами «от рождения». Поэтому, несмотря даже на нашу приверженность Solaris, в настоящее время мы позиционируем себя как компанию, способную удовлетворять запросы потребителей вне зависимости от того, с каким системным окружением (Solaris, Linux или Windows) они предпочитают работать.

«BYTE/Россия»: Возвращаясь к официальной позиции Sun Microsystems в связи с Linux: хотелось бы уточнить ее ключевые моменты. При этом подчеркнем, что речь идет не о сообществе разработчиков и не о наборе открытых программных компонентов, а о коммерческом продукте, поставляемом на рынок, например, компаниями Red Hat или Novell. Насколько Sun Microsystems готова принять коммерческий продукт на базе Linux в качестве одной из платформ, которую она могла бы поддерживать в рамках собственной продуктовой линейки?

Я. М.: На самом деле это имеет место уже сегодня. Мы поддерживаем системы и Red Hat, и Novell в рамках своей продуктовой линейки, в том числе в рамках многих программных решений, поставляемых сегодня на рынок. Но тут очень многое зависит от того, какие рыночные сегменты рассматривать. С одной стороны, мы имеем сегмент так называемых традиционных компаний, которые проявляют интерес к Linux в рамках традиционной схемы взаимодействия, построенной на продажах и последующем обслуживании ПО; в особенности все это справедливо для крупных корпоративных заказчиков. С ними все более или менее понятно — для них Linux просто стала еще одним из продуктов в рамках стандартного канала работы с заказчиками. С другой стороны, в последние годы чрезвычайно бурными темпами развивается так называемая Web-экономика, и компании, работающие в этом секторе, по своим ожиданиям и требованиям к ИТ весьма отличаются от компаний традиционной экономики. И вот здесь как раз можно наблюдать очень интересный эффект, связанный со сформировавшимся вокруг Linux сообществом. Такие проекты, как CentOS, Debian, Ubuntu предлагают заказчикам альтернативную, совсем непохожую на традиционную бизнес-модель Red Hat или Novell, схему построения отношений, в которой ценность имеет не столько само ПО — оно в большинстве случаев вообще ничего не стоит, — сколько тот спектр дополнительных возможностей для реализации тех или иных начинаний, которое это ПО дает заказчикам. С точки зрения поставщика ИТ-решений, это довольно сложная ситуация, требующая всей возможной тщательности в вопросе выработки адекватной бизнес-модели. Мы активно изучаем эту сферу, пытаемся понять, как и где там «играет» Linux, какие схемы поставки и поддержки мы могли бы предложить заказчикам из этого сегмента, каким образом наше собственное ПО могло бы вписаться в него.

«BYTE/Россия»: Означает ли это, что в настоящее время Sun отказалась от предложенной в рамках проекта Janus концепции, позволявшей запускать приложения Linux в рамках системного окружения Solaris в режиме трансляции?

Я. М.: На самом деле наработки проекта Janus были инкорпорированы в технологию Solaris Containers. Однако вместо того, чтобы создавать в рамках инсталляции Solaris полновесное системное окружение Linux, как это первоначально предполагалось проектом Janus, было решено использовать облегченную архитектуру, в рамках которой выполняется эмуляция системного окружения Linux внутри виртуальных контейнеров Solaris. На системном уровне вызовы Linux-ядра в рамках контейнера транслируются в вызовы ядра Solaris головной инсталляции. Все это позволяет заказчикам без проблем запускать практически любые необходимые им Linux-приложения. При этом в распоряжении пользователей оказываются такие преимущества, как файловая система ZFS и инструментарий мониторинга и администрирования систем D-Trace.

«BYTE/Россия»: В последнее время в состав ОС Solaris интенсивно добавляются различные подсистемы, обеспечивающие ей необходимый функционал во всех ключевых областях применения. В качестве примера здесь можно привести работы по внедрению функциональности CIFS в ядро OpenSolaris. Складывается впечатление, что Sun Microsystems пытается предложить рынку решение, в котором традиционная надежность Unix была бы дополнена максимально широким охватом и наиболее полной реализацией все востребованных сегодня механизмов обмена данными. Иначе говоря, Sun хочет сделать Solaris «универсальным оружием», способным обеспечить сервисы на уровне не хуже родных операционных сред (Windows на уровне Windows, Linux на уровне Linux). А отсюда всего один шаг до реализации настоящей универсальной платформы для построения полнофункциональной корпоративной ИТ-инфраструктуры. Что вы можете сказать обо всем этом?

Я. М.: Это абсолютно так и есть. Вся работа по улучшению ядра Solaris и по инкорпорированию различных подсистем из мира Linux в нашу ОС как раз направлена на то, чтобы соединить в одном продукте лучшее с лучшим и предоставить результат нашим заказчикам. При этом надо особо отметить, что Sun Microsystems не только берет у сообщества разработчиков открытого ПО те или иные решения, но и активно отдает им свои разработки и стремится к более тесному и качественному взаимодействию с этим сообществом, поэтому мы стараемся обращать внимание на максимально широкий спектр реализуемых в нем проектов.

Как инфраструктурная компания Sun Microsystems концентрирует внимание на определенном круге проблем, связанных с корпоративными информационными системами. При этом мы в большей степени ориентируемся на ключевые компоненты таких систем, составляющих основу информационных систем в целом. Действуя в этих рамках, мы стараемся предложить рынку некое целостное комплексное решение, которое включало бы всю необходимую функциональность и при этом было бы достаточно надежным, эффективным, качественным. Избранный нами путь, сочетающий наши собственные разработки и разработки независимого сообщества, оказался наиболее перспективным способом удовлетворить перечисленные требования. Так что и сейчас, и в будущем мы планируем двигаться именно в этом направлении.

«BYTE/Россия»: В течение последних 12 месяцев Sun Microsystems приложила более чем серьезные усилия к значительному расширению экосистемы Solaris. Причем работа велась сразу в двух направлениях — с одной стороны, были подписаны бизнес-соглашения с IBM и Dell о сотрудничестве в сфере поставок и поддержки Solaris на платформе х86, с другой — на финишную прямую вышел совместный с IBM проект портирования Solaris на мэйнфреймы System z. Предполагаются ли в дальнейшем какие-либо шаги по еще большему расширению этой экосистемы? Например, портирование Solaris на платформу POWER или Itanium...

Я. М.: Каких-либо конкретных планов с указанием сроков и дат я, конечно, назвать не могу, однако могу предложить общее видение ситуации в этой сфере. В целом ситуация развивается именно в том направлении, о котором вы упомянули. Исторически ОС Solaris была очень тесно связана с платформой SPARC, что сильно ограничивало возможный рынок ее распространения как собственно операционной системы. С выходом Solaris для платформы х86 этот рынок многократно расширился, что дало нам дополнительные основания задуматься о Solaris как о полностью независимом продукте. Это позволило бы нам действовать гораздо гибче в тех случаях, когда аппаратные платформы Sun не рассматриваются заказчиками в качестве базовых систем. Кроме того, в пользу подобного шага говорит и статистика поставок х86-систем с предустановленной ОС Solaris за последние несколько лет — она показывает, что весьма значительный рост поставок приходится на долю таких поставщиков, как Dell, HP, IBM.

Я думаю, что и в будущем движение продолжится в том же направлении, поскольку оно уже доказало свою успешность. В частности, мы планируем развивать сотрудничество с IBM — многие заказчики их систем используют в качестве операционного окружения Solaris, и мы просто не можем пройти мимо этого факта. К тому же сами заказчики активно подталкивают нас к сотрудничеству — запрашивают информацию, высказывают пожелания, делятся соображениями.

Еще один момент, на который было бы неправильно не обратить внимание, связан с тем, что делает в этой сфере сообщество независимых разработчиков. В частности, уже существует порт OpenSolaris на платформу PowerPC. Идет активная работа и в рамках проекта портирования OpenSolaris на платформу System z, о чем вы упомянули.

Все это позволяет нам четче ощущать пульс жизни, оценивать текущую ситуацию и прогнозировать развитие событий. Мы внимательно исследуем происходящие на рынке процессы, и если в какой-то момент станет очевидна тенденция к широкому распространению Solaris на каких-то альтернативных платформах, этот сигнал, несомненно, будет нами услышан.

«BYTE/Россия»: Давайте вспомним старое доброе прошлое, когда вы были частью Linux-сообщества. Я попрошу вас ответить на этот вопрос как эксперта с уникальным опытом, хорошо знающего обе стороны проблемы. Вопрос, правда, немного провокационный... Если смотреть на данные аналитиков, то в сегменте серверных платформ в последние пять лет мы видим очень динамичный рост Linux. В то же время, если оценить качественный уровень проникновения Linux на рынок за тот же период, видно, что Linux из нишевого решения так и не превратилась в действительно массовый продукт. Секторы HPC-вычислений и инфраструктурных серверов (Web, SMTP или FTP) освоены Linux более чем неплохо, а вот в секторе бизнес-критичных решений типа ERP или CRM успехи этой системы выглядят довольно скромно. При этом как пригодный к реальному использованию коммерческий продукт Linux присутствует на рынке с начала 2000-х гг. — и для нее самой, и для любого другого решения это, в общем-то, этапный рубеж. Обещания, данные на начальной стадии, — а Linux, помнится, преподносилась как панацея на все случаи жизни, — пока не спешат сбываться, что в конечном счете ведет к изменению структуры спроса на этот продукт и его восприятия на рынке, и существует реальная опасность, что Linux так и остается нишевым решением. Что вы можете сказать по этому поводу? Не кажется ли вам, что высказанная точка зрения несколько надуманна?

Я. М.: Вообще-то я согласен с такой постановкой вопроса. И надо сказать, что этот тренд я наблюдал еще будучи частью сообщества Linux, до того, как присоединился к Sun Microsystems. С моей точки зрения, существует несколько фундаментальных проблем, которые сдерживают массовое и более глубокое проникновение Linux на рынок корпоративных ИТ-систем. Во-первых, это совместимость. Одно из ключевых преимуществ Linux состоит в свободе реализации тех или иных идей — выбирая Linux, заказчики фактически получают доступ к инструменту огромной мощи в виде сообщества разработчиков открытого ПО, с помощью которого могут эффективно реализовать многие свои начинания. Однако свобода и независимость этого сообщества в то же время ставит заказчиков перед весьма характерной для мира Linux проблемой совместимости. Большое количество команд разработчиков, никак не согласовывающих свои действия друг с другом, производит на свет множество дистрибутивов ОС, хотя и построенных на общей кодовой базе, но в деталях реализации различающихся между собой. Ни один, даже самый крупный, поставщик коммерческого прикладного ПО не в состоянии поддерживать всю эту массу решений одновременно и делает выбор в пользу одного-двух дистрибутивов ОС, наиболее распространенных на рынке. Для заказчика это может стать существенной проблемой, если выбранная им Linux-платформа окажется вне списка поддерживаемых систем.

Во-вторых, имеется серьезная проблема с обеспечением единого уровня поддержки пользователей по всему миру. Например, в мире Unix за продуктами стоят крупные глобальные компании, способные предоставить заказчикам одинаковый уровень сервиса вне зависимости от того, в какой части света они располагаются. А вот какого уровня и качества поддержку способны предоставить локальным заказчикам поставщики Linux-дистрибутивов, это вопрос очень тонкий и с далеко неоднозначным ответом.

«BYTE/Россия»: Описанная выше ситуация выглядит для Linux как коммерческого продукта довольно тревожно — на память приходит поговорка «не забиваешь ты, забивают тебе». Не кажется ли вам, что в среднесрочной перспективе — скажем, 3–5 лет — Solaris и Linux могут стать серьезными конкурентами в секторе серверных платформ, и при этом ситуация будет складываться не в пользу Linux?

Я. М.: Я думаю, Sun Microsystems здесь, несомненно, имеет реальные перспективы побороться за лидерство. У Solaris уже сейчас есть определенные преимущества — она сертифицирована на совместимость с большим количеством серверных платформ ведущих поставщиков, кроме того, Solaris разрабатывается в рамках единого целостного проекта, что гарантирует совместимость прикладного ПО. Наконец, за системой стоит крупная компания, способная гарантировать поддержку и развитие Solaris в будущем и готовая оказывать заказчикам должный уровень поддержки по всему миру. Помимо этого, у Sun Microsystems имеется огромный опыт работы на рынке корпоративных информационных систем, знание и понимание нужд и потребностей заказчиков, экспертиза, необходимая для выхода из сложных и запутанных ситуаций. Все это позволяет нам лучше продвигать свободное ПО на рынок. Предполагаем ли мы конкурировать в будущем с Linux? Это ни в коей мере не является нашей целью. Скорее тут можно говорить о конкуренции между компаниями на рынке, аналогично тому, как уже сейчас на рынке Linux между собой конкурируют Red Hat и Novell. Ведь в конечном счете все мы работаем с одним и тем же сообществом разработчиков, с одним и теми же заказчиками.

«BYTE/Россия»: Фактически вы говорите об особенностях модели open source в Sun Microsystems. А каковы ключевые особенности вашей бизнес-модели в сравнении с теми же Red Hat и Novell?

Я. М.: Я думаю, тут важно начать с общего понимания особенностей бизнес-модели open source. Ключом к этому пониманию служат инновации в технологической сфере, агрегирование собственных усилий с усилиями сообщества разработчиков, интеграция разнородных продуктов в рамках целостных решений. Sun Microsystems уделяет очень большое внимание развитию ОС Solaris. Кроме того, Sun активно работает над встраиванием дополнительных компонентов и прикладного ПО в Solaris и над тесной интеграцией всех этих подсистем друг с другом. Полагаю, основное наше отличие — именно в подходе к инновациям. А уже вокруг этого строится вся остальная бизнес-модель и формируются те или иные преимущества: например, целостность поставляемого на рынок продукта, способность обеспечить заказчикам необходимый уровень поддержки, предложить им дополнительные сервисы, построенные вокруг инновационных технических решений и технологий.

«BYTE/Россия»: И последний вопрос связан с лицензионной политикой Sun Microsystems. В своей работе корпорация опирается на собственные лицензионные соглашения типа CDDL. Хотелось бы узнать, как Sun относится к свободным лицензиям, таким, как GPL и BSD, и особенно к третьей версии GPL: насколько это лицензионное соглашение приемлемо с точки зрения бизнеса компании? Планируется ли выпускать какие-либо продукты по такой лицензии?

Я. М.: Сразу уточню один очень важный момент: несмотря на то что Sun Microsystems разработала и использует лицензию CDDL, сегодня мы активно движемся в сторону более широкого использования лицензии GPL. Например, это справедливо в отношении Java или технологии виртуализации xVM. Я думаю, и в будущем мы продолжим движение в сторону GPL, — мы верим в предлагаемую этой лицензией модель отношений. Что касается GPL v.3, то я в данный момент не обладаю достаточной информацией о планах в этой области, однако, оценивая недавние события — лицензирование OpenOffice под LGPL v.3, — можно сказать, что в целом мы как компания относимся к этой лицензии положительно. Я думаю, что по мере того как мы будем продвигаться все дальше и дальше в мир GPL, мы рано или поздно начнем использовать ее третью версию.