В беседе с редактором раздела аппаратных средств «BYTE/Россия» Александром Николовым вице-президент HP и генеральный директор НР в России Оуэн Кемп комментирует точку зрения НР на перспективы концепции бизнес-технологий и на применимость ее в российских условиях.

В июне прошедшего года в Москве состоялось довольно любопытное ИТ-мероприятие, ставшее одновременно и источником концептуальной информации, и поводом для серьезных размышлений. Компания НР (www.hp.ru) провела Технологический форум «Новые грани IT. Технологии успеха в бизнесе», где в общих чертах представила российским заказчикам новую парадигму встраивания информационных технологий в бизнес. В первом приближении можно говорить, что это попытка концептуального переосмысления ключевых моментов в отношениях между бизнесом и ИТ, открывающая дорогу к их более тесному и эффективному взаимодействию. Стараниями маркетологов НР все это подается в качестве нового этапа развития ИТ, получившего даже собственное имя — эра бизнес-технологий.

Дабы внести некоторую ясность в это определение, уместно процитировать первоисточник: «Эра бизнес-технологий является следующей стадией эволюции информационных технологий и отличается тем, что инвестиции в ИТ и эффективность работы ИТ-подразделений рассматриваются с точки зрения коммерческих результатов предприятия, среди которых:

  • ускорение роста бизнеса — сокращение времени вывода новых продуктов на рынок, укрепление отношений заказчиков с поставщиками, увеличение прибыли, расширение доли рынка;
  • сокращение издержек — снижение ИТ- и бизнес-затрат, улучшение операционной эффективности, ускорение отдачи от инвестиций;
  • снижение рисков — минимизация ИТ- и бизнес-рисков, полное соответствие нормативным требованиям, улучшение процесса принятия решений».

Такова официальная (можно сказать, каноническая) трактовка термина «бизнес-технологии», сформулированная компанией НР.

Форум прошел своим чередом, все полагающиеся в таких случаях важные и нужные слова были сказаны, и, казалось бы, не к чему теперь к ним возвращаться. Однако как минимум пара веских доводов для небольшого экскурса в прошлое определенно имеется. Во-первых, в рамках форума представители НР сделали несколько важных для компании, да и для ИТ-бизнеса в целом, заявлений стратегического характера. А во-вторых, с момента объявления «июньских тезисов» НР миновало как раз достаточно времени, чтобы схлынула первоначальная маркетинговая волна и можно было попытаться разглядеть их действительную сущность.

Итак, в чем же суть этих начинаний? Не то чтобы новая инициатива НР стала для мира каким-то откровением — это скорее систематизация, четкое структурирование уже имеющегося багажа технологий, решений и сервисов под знаком свежей идеи. Хотя первое впечатление от выступлений на форуме было достаточно своеобразным — корпорация, позиционировавшая себя главным образом в качестве технологической компании, вдруг неожиданно начинает говорить о бизнесе, его проблемах и способах их решения...

Вообще говоря, идея о том, что ИТ имеют существенное влияние на профильный бизнес компаний, далеко не нова — в среде аналитиков, представителей ведущих мировых ИТ-компаний, руководителей корпоративных информационных служб дискуссия о месте и роли ИТ в структуре бизнеса ведется довольно давно. Существует как минимум три точки зрения на эту проблему. Сторонники первой — назовем их «оптимисты» — придерживаются мнения, что развитие современных ИТ достигло того уровня, когда они напрямую влияют на эффективность любых бизнес-процессов: так или иначе, но ИТ уже проникли во все сколько-нибудь значимые бизнес-процессы современных компаний, и любая связанная с ними инновация в конечном счете ведет к повышению эффективности бизнеса в целом. Сторонники второй, «реалисты», не столь оптимистичны и резонно возражают, что далеко не все бизнес-процессы способны в полной мере воспринимать связанные с ИТ инновации, а некоторые и вовсе нечувствительны к изменениям в инфраструктуре, обеспечивающей их работу. Приверженцы третьей, «пессимисты», и вовсе утверждают, что в настоящее время ИТ уже перестали быть для бизнеса сколько-нибудь существенным фактором повышения эффективности — соответствующая ИТ-инфраструктура имеется у всех, а значит, все пользуются ее возможностями в более или менее равной мере, и говорить о какой-то дополнительной эффективности, в общем, бессмысленно. Объявлением концепции бизнес-технологий в НР, очевидно, решили расставить все точки над i в этом вопросе — по крайней мере в своем королевстве.

Несомненно, для оценки инициативы НР существует множество плоскостей разбиения, и каждая из них по-своему характеризует идею бизнес-технологий. Это открывает массу возможностей не только для качественных и количественных оценок, но и для околофилософских построений, дискуссий и споров. Однако есть основания полагать, что в отечественных реалиях на первый план выходит несколько иная сторона — дело не столько в том, что именно было сказано, сколько в том, где и когда это было сказано. При всей своей идеологической правильности концепция бизнес-технологий вполне может столкнуться в нашей стране с рядом существенных, хотя и преодолимых, трудностей. И главная из них состоит в том, что НР поднимает эту тему перед российскими заказчиками в тот момент, когда проблема повышения отдачи от ИТ для бизнеса еще далека от того, чтобы выйти на первый план у большинства отечественных компаний.

В данной ситуации вице-президент HP и генеральный директор НР в России Оуэн Кемп любезно согласился прокомментировать точку зрения корпорации на перспективы инновационной концепции бизнес-технологий в целом, а также развеять некоторые сомнения относительно ее применимости в российских условиях.

«BYTE/Россия»: Предложенная HP инициатива трансформации корпоративных ИТ-подразделений из традиционно затратных отделов где-то на периферии предприятия в ключевые центры управления профильным бизнесом компаний вполне оправдана для развитых рынков, таких, как Западная Европа или США. Но не кажется ли вам, что ее актуальность для развивающихся рынков, в том числе России, вызывает определенные сомнения: ведь здесь в подавляющем большинстве случаев на предприятиях отсутствует ключевой для этой стратегии элемент — хорошо формализованные и отлаженные бизнес-процессы?

Оуэн Кемп: В силу множества объективных причин российский рынок в отличие от западного находится в стадии развития, и пока еще нельзя сказать, что он полностью соответствует общепринятым мировым стандартам и практикам применения ИТ. На многих предприятиях, особенно с богатой производственной историей, до сих пор сохранилось значительное количество «средневековых» ИТ-систем, что существенно тормозит рост бизнеса таких компаний. Несомненно, для преодоления проблем подобного рода потребуется приложить значительные усилия и инвестировать в новые технологии и новые решения, но прежде всего компаниям необходимо пересмотреть свой подход к ИТ и принять новые идеи эффективного использования собственных ресурсов, в том числе ИТ-инфраструктуры.

В настоящее время в России появляется все больше заказчиков, активно использующих в своей инфраструктуре самые современные решения и технологии. В таких компаниях ИТ-департаменты находятся на самом высоком уровне, зачастую в них работают эксперты мирового класса. В качестве примера можно привести телекоммуникационный сектор. Это довольно зрелый, хорошо развитый и структурированный рынок, о чем можно судить хотя бы по чрезвычайно высокому уровню проникновения мобильной связи. Стратегии в области ИТ, реализуемые ведущими телекоммуникационными игроками в России, практически полностью совпадают с тем, что мне довелось наблюдать в аналогичных компаниях по всему миру.

Кроме того, я хотел бы обратить внимание на следующий момент. Стратегия HP не предполагает наличия нескольких разных концепций развития и трансформации ИТ — одной в расчете на ведущие мировые компании и развитые рынки, другой — упрощенной и в конечном счете менее эффективной — для развивающихся рынков. Своим клиентам, где бы они ни находились, мы предлагаем только новейшие разработки и технологии, самое современное ПО и лучшие сервисы, и Россия в этом плане не является исключением. Я полагаю, что российские компании, которые сегодня активно развивают свою инфраструктуру, от такого подхода только выиграют. Внедряя новейшие решения и используя накопленный мировой опыт, они смогут быстрее пройти тот сложный путь, который прошли западные компании, избежав многих ошибок.

В определенном смысле реализация стратегии бизнес-технологий может оказаться гораздо более простым и менее затратным процессом именно для развивающихся компаний, нежели для компаний, работающих на развитых рынках. Дело в том, что подавляющее большинство молодых компаний на развивающихся рынках только сейчас начинает задумываться о роли и месте ИТ в бизнесе, при этом они обладают гораздо большей гибкостью в выборе подходящей концепции информатизации и методов ее реализации. Такие предприятия не отягощены грузом многолетних дорогостоящих вложений в ИТ прошлых поколений, соответственно, они более открыты для инновационных решений.

«BYTE/Россия»: Несложно прийти к выводу, что в отечественных условиях стратегия бизнес-технологий в первую очередь будет ориентирована на большие компании — только у них сейчас есть необходимые ресурсы и финансовые возможности, и к тому же просматривается стремление к изменениям подобного рода. Вместе с тем, как мне кажется, наибольший эффект от этой инициативы могли бы получить средние и относительно небольшие компании — именно в этом сегменте наблюдается наиболее острое противоречие между потребностями бизнеса в инновациях и традиционными, иногда устаревшими, взглядами на ИТ, что подчас тормозит дальнейшее развитие компании. Чтобы охватить и этот сектор, от HP потребуются колоссальные усилия, направленные в первую очередь на информирование и разъяснение преимуществ; в определенном смысле даже придется учить эти компании новым способам ведения бизнеса. Хватит ли HP на это сил, средств, а главное — желания?

О. К.: Безусловно! Однако тут необходимо несколько уточнить используемые термины, определив, что же все-таки мы понимаем под SMB и какие компании мы должны относить к средним, какие к малым, а какие к крупным. Дело в том, что определений SMB сегодня существует множество, и уже это создает определенные сложности при попытке обсуждать какие-либо вопросы, связанные с SMB-сектором.

Подходя к проблеме с прагматической точки зрения, одним из критериев при отнесении компании к тому или иному классу можно считать объем вложений в ИТ-инфраструктуру, косвенно отражающий ее сложность, функциональность и эффективность. Очевидно, что большие компании имеют большие ИТ-бюджеты, которые расходуются на создание сложных разветвленных многоуровневых систем, пронизывающих все сферы деятельности предприятия. Поддержанием их работоспособности и дальнейшим развитием занимаются ИТ-департаменты, в которых работает много высококлассных специалистов.

Небольшие предприятия чаще всего не имеют в своей организационной структуре специально выделенных ИТ-отделов и вынуждены полагаться в этих вопросах на стороннее мнение. Такие компании, где решения в области ИТ зачастую принимаются людьми, не имеющими соответствующей профессиональной подготовки и экспертных знаний, нуждаются в особом сервисе и поддержке со стороны как производителя, так и поставщика ИТ-систем. Им необходимы комплексные, простые в использовании решения, заранее скомпонованные и готовые к работе ИТ «из коробки», обеспечивающие эффективное взаимодействие при минимуме усилий на внедрение и развертывание.

Что касается среднего бизнеса, такие компании обычно уже имеют структурно выделенный ИТ-департамент, пусть даже небольшой. Это делает их в большей степени независимыми и самостоятельными в выборе подходящих решений, открывает дорогу к более гибким, функциональным и эффективным технологиям и системам.

Сегодня для российских компаний на первый план выходят вопросы операционной эффективности, управления рисками и снижения затрат для обеспечения конкурентоспособности и устойчивого роста. Это очень важные проблемы, невнимание к которым грозит предприятию стагнацией и даже выходом из бизнеса. Согласно данным независимых аналитических исследований, как минимум 80% всей деловой активности современных компаний так или иначе завязано на использование ИТ. Благодаря их эффективному применению деятельность компании можно кардинальным образом улучшить с точки зрения как повышения прозрачности бизнес-процессов, так и общего улучшения конкурентоспособности предприятия. Мы очень заинтересованы в том, чтобы помочь бизнесу — крупному, среднему и малому — отыскать наиболее эффективные и действенные стратегии встраивания ИТ в реализуемые у них бизнес-процессы.

«BYTE/Россия»: Реализация концепции бизнес-технологий потребует от HP весьма серьезного расширения портфеля услуг. По данным отчетов мы знаем, что это одно из наиболее динамично растущих направлений работы компании в России, однако ваш консалтинговый бизнес всегда имел четкую технологическую ориентацию, и на поле бизнес-консалтинга HP как серьезный самостоятельный игрок не выступала. Означает ли объявление новой инициативы, что в стратегии HP произошли серьезные изменения и теперь вы готовы предложить заказчикам комплексное решение, включающее весь спектр консультационных услуг, в том числе реинжиниринг и оптимизацию бизнес-процессов?

О. К.: Я хочу подчеркнуть, что мы не предполагаем выходить на поле бизнес-консалтинга, хотя бы уже потому, что НР является экспертом и лидером совершенно в другой области — ИТ. Трудно представить, чтобы мои коллеги стали бы консультировать какой-нибудь банк на предмет управления рисками. А вот предоставить информацию о том, как наиболее эффективно использовать современные ИТ для оптимизации управления рисками и как выстроить наилучшую линию поведения в области ИТ с точки зрения этого бизнеса, мы можем. Таким образом, мы и далее планируем фокусировать внимание на технических и технологических аспектах реализации бизнес-процессов, но ни в коем случае не собираемся вмешиваться в вопросы их построения и реорганизации, т. е. в типичные области бизнес-консалтинга. В этом нет необходимости — сегодня на рынке работает много консультантов, которые хорошо знают и понимают особенности ведения дел в тех или иных отраслях и секторах экономики. Нам бы не хотелось стать просто еще одним игроком. Ведь и на нашем поле все еще предостаточно работы — так много еще необходимо сделать для оптимизации бизнес-технологий, технологий, стоящих непосредственно за бизнес-процессами.

Безусловно, эксперты в области бизнес-технологий просто обязаны знать и понимать окружение, в котором они работают. Мы используем практику сегментирования по секторам экономики, и каждый менеджер, работающий в своей четко определенной области, знает ее досконально — естественно, на том уровне, который позволяет ему понимать, как именно ИТ-проекты и конкретные ИТ-решения и сервисы могут способствовать развитию этого бизнеса. Как показывает практика, это именно то, чего от нас ожидают наши заказчики.

«BYTE/Россия»: Предлагаемый переход корпоративного ИТ-подразделения в разряд ключевых бизнес-подразделений потребует от компаний значительных затрат на выстраивание соответствующей инфраструктуры: на консалтинг, приобретение решений, интеграцию. Существует ли какая-либо градация точек входа — основанная, например, на различных уровнях готовности бизнеса и инфраструктуры, — позволяющая компаниям с разными техническими, человеческими и финансовыми ресурсами использовать инновационные методы ведения бизнеса?

О. К.: Разумеется, с этой точки зрения для каждой отдельной компании оптимален свой набор. Для его формализации разумнее всего начать с исследования текущего состояния дел в компании и определения задач. В зависимости от сложности и разветвленности ИТ-инфраструктуры такое исследование по срокам и объемам выполненных работ может быть как совсем небольшим, так и весьма существенным, но это и есть начальная точка для всех последующих решений и действий, и без нее обойтись будет крайне сложно.

У НР существует специальный сервис — «Модель зрелости адаптивной инфраструктуры». Это сформированный в соответствии с потребностями заказчика комплекс услуг, в рамках которого реальные показатели деятельности ИТ-службы предприятия по специальным методикам сравниваются с типовыми показателями. Затем при участии наших экспертов, в частности, специалистов Центра высоких технологий НР в Москве, создается обобщенная картина того, как в идеале должна выглядеть ИТ-инфраструктура предприятия в данном конкретном случае и каким образом она должна обеспечивать поддержку его бизнес-процессов. При этом учитывается текущий уровень развития ИТ-инфраструктуры, планы и реальные возможности ее дальнейшего совершенствования, потребности бизнеса в ИТ на сегодняшний момент и в перспективе, а также множество других важных аспектов. В результате мы получаем поэтапный план действий, в котором четко расписано, что и как необходимо делать. На основании этого плана заказчик реализует те или иные проекты, постепенно, шаг за шагом приближаясь к намеченной цели.

Разумеется, это эволюционный процесс, в котором сделанные ранее улучшения служат основой для новых, и было бы неразумно ожидать, что столь сложные и масштабные изменения можно осуществить одним махом. Концепция бизнес-технологий НР как раз предлагает заказчикам последовательный поэтапный подход, который, с одной стороны, позволяет разумно инвестировать средства в развитие предприятия, улучшение коммерческих результатов и повышение конкурентоспособности, а с другой стороны, дает возможность постоянно держать под контролем уровень расходов и оценивать их эффективность исходя из объективных показателей: темпов роста, уровня удовлетворенности заказчиков, качества риск-менеджмента и т. д.

«BYTE/Россия»: Предлагая новый подход к использованию ИТ в бизнес-средах, HP рискует столкнуться с чрезмерной формализацией бизнес-процессов и соответственно их ненадлежащим исполнением — сотрудники компаний, которым приходится иметь дело с излишне усложненными процедурами, стандартами и соглашениями, зачастую игнорируют их требования и делают свою работу так, как им кажется проще и быстрее. Это существенно повышает операционные риски компаний и создает угрозу безопасности бизнеса. Существуют ли в рамках новой концепции какие-либо механизмы, позволяющие избежать таких ситуаций?

О. К.: Знакомая проблема, однако, как мне кажется, это вопрос в гораздо большей степени философский, нежели технический. Тут многое зависит от размера компании и от того, насколько далеко она готова идти в стандартизации и формализации своих бизнес-процессов. Возьмем для примера саму компанию НР — корпорация работает в 147 странах мира и постоянно сталкивается на локальном уровне с огромным разнообразием в языках, национальных стандартах, менталитетах, системах измерения и т. д. и т. п. Без стандартизации и унификации внутренних бизнес-процессов мы просто не могли бы работать друг с другом. Я думаю, что должен существовать некий компромисс между свободой принятия решений и гибкостью бизнес-процессов, с одной стороны, и эффективной административной структурой предприятия — с другой. Как простой человек, я и сам порой испытываю на себе все «прелести» формального подхода, однако в то же время благодаря унификации я совершенно уверен, что, будучи, например, в новозеландском офисе НР, я смогу работать абсолютно так же, как в Москве. Естественно, пользу из этого могут извлекать не только транснациональные компании, но и любые крупные предприятия, нужно лишь найти взаимоприемлемый для руководства и сотрудников уровень формализации.

Что касается механизмов, то тут, мне кажется, нет и не может быть какого-то универсального технического или организационного решения. Лучший способ убедить сотрудников исполнять свои обязанности в четком соответствии с установленными формальными процедурами состоит в том, чтобы объяснить, показать и доказать полезность таких процедур для них же самих. Если человек не видит для себя реальных преимуществ в том, чтобы следовать корпоративным стандартам, он, естественно, и не будет им следовать. Кстати, тут стоит напомнить об еще одной стороне проблемы — нередко ИТ-департаменты не способны внятно и четко сформулировать видение реальных преимуществ, что очень часто ведет к возникновению внутреннего сопротивления со стороны сотрудников компании при внедрении тех или иных систем и решений. Полезные для бизнеса новшества могут быть встречены работниками в штыки, поскольку непосредственная отдача от них неочевидна, а нарушение устоявшихся способов работы как раз налицо.

В целом же проблема формализации бизнес-процессов — это один из ключей к построению эффективного и прибыльного бизнеса, без которого просто невозможно обойтись.